Илья Посохин: о любви к мясу, Владивостоку и месту женщины на кухне

Бренд-шеф ресторана Syndicate (группа BSB Media) Илья Посохин за свою кулинарную карьеру собрал 40-килограммовый чемодан кубков и дипломов – но не поставил этот чемодан "на прикол" где-нибудь в США или Москве, а после обучения за океаном и участием в телешоу РЕН-ТВ "Адская кухня" вернулся во Владивосток. IMG_9460 (900x600) - Почему очень медийный, очень известный и удачливый в формате телешоу «Адская кухня» Илья Посохин однажды для себя принимает решение вернуться в Приморский край? - Я люблю Владивосток. Я проработал в одном из крупных городов России, давал мастер-классы, просто путешествовал, и сделал выбор, что все же самыми любимыми городами для меня остаются Санкт-Петербург и Владивосток. Я люблю своих гостей, люблю людей, которые здесь живут. Реально, я люблю Владивосток. - Поговорим о дальневосточном менталитете. Вы были на стажировке в Америке, были в Москве. Вы ощутили, что такое менталитет?   - Конечно, ощутил. Скажу больше, в каждом городе есть менталитет. Даже если взять, допустим, Уссурийск, Хабаровск, Владивосток, Арсеньев. Это совершенно разный народ, абсолютно разный менталитет и понятия о жизни, о работе – обо всем. А что касается другой страны, то там все понятно… IMG_9324 (900x600) - А чем мы отличаемся? - Мы изначально добрые, а это самое главное. Я разговаривал со своими московскими друзьями, и все говорят, что я «шибко добренький». И когда возвращаюсь, то сразу замечаю это. Те, кто у меня в гостях в Приморье был, говорят: «Первое, что поражает - ваша доброта, общение. У человека спросишь что-то на улице, тут же подскажут, помогут». - Эта доброта в формате телешоу «Адская кухня», где была школа выживания, жесткой психологической борьбы, мешала или, наоборот, выручала? - Мне даже повезло в этом плане. Когда меня «выгнали» из шоу в конце, я переживал, как это смонтируют и покажут. По условиям контракта нам запрещено общаться с редакторами. Я вышел тогда покурить, и ко мне подошел один из главных редакторов Олег Челах и говорит: «Я тебе ничего говорить не буду, но сейчас скажу: ты был самым человечным на всем проекте». Вот эти слова для меня были очень важны!  - А момент изгнания из шоу можете сейчас припомнить? Какие это были чувства? Больше было игры в ваших соперниках, или действительно не постановочные страсти кипели на площадке?  - Конечно, пытались сделать так, чтобы для нас это было сюрпризом, потому что нам ничего не рассказывали о происходящем. Каждую минуту могло все пойти против нас. Этим проектом управляют два человека – главный редактор и его, я бы сказал, психиатр,  которого даже съемочная группа боялась. Над проектом каждый день трудились 360 человек, а ты со своими ребятами в центре внимания. Они понимают, что им надо делать шоу, психолог подсказывает, потому что видит нас всех насквозь. Когда мы пришли в шоу, то думали, что будет все по-другому, что мы придем и покажем, какие мы прекрасные специалисты, какие мы хитрые, и пусть лучшего выбирает Российская Федерация. А получилось совсем по-другому. Мы только потом поняли, что и как. Именно создать это адское отношение на кухне, чтобы мы все работали в одной команде, но тебе нужно еще и остаться человеком при этом. Были и слезы, ребята у нас плакали, были большие переживания и даже драки. IMG_9503 (900x600) - Мы видели начало потасовок, но все остальное было смонтировано и вырезано. А сценарий был какой-то? - Какой-то форматный трафаретный сценарий есть. Но все переделывается на ходу. Сбрендило, например, редактору поженить меня с Гнитиенко (участник шоу – прим. редакции). Вот надо ему это, и они это сделают, поверьте. Хотя мы даже знать не будем. - Но вы ведь подписывали контракт о том, что потом никаких претензий к редакторам не будет? - Конечно, на трех языках. Все очень жестко. - Психологическая помощь понадобилась ли потом кому-то из участников проекта? - Мне понадобилась точно. Я еще полтора месяца потом ходил к специалистам. Вообще, популярность – это страшная штука. Когда закончился проект, я думал, что никогда не буду участвовать в таких форматах шоу и именно федерального уровня. Прошло время, прошли годы. И все-таки понимаешь, что это интересно и этого хочется. Я до сих пор общаюсь со своими ребятами, с которыми там познакомился, созваниваемся каждую неделю. И когда мы уходили, то говорили, что никогда нас не затянут в такие проекты ни за какие деньги и популярность. Прошло время, мы встречаемся.  И вот я говорю: «Ребята, пойдем на «Адскую кухню-3»? В все в один голос: «Пойдем!». - Что для вас главное - вы вышли другим человеком или вышли, доказав себе, что вы можете остаться человеком? Для вас какова самая главная ценность этого телевизионного урока? - Скорее всего, это больше для себя. Я шел ради  интереса. И, слава Богу, что редакторы проекта, организаторы увидели это во мне и показали именно ту правду, за которой я пришел туда. Спасибо им большое за это. Они указывали, что я пришел не за деньгами и победой, я пришел ради интереса. Для себя я многое почерпнул в плане человеческих отношений. Даже обучаясь и работая в разных странах, ты все равно не видишь вот этих отношений, сложившихся в данных условиях за два месяца съемок. Нас отобрали со всей страны всего 16 человек, и у нас не сходились интересы вообще ни в чем. Например, я люблю белую салфетку, кто-то любит синюю, кто-то – желтую. Мы не могли никогда найти золотую середину, потому что все были разные. Нас для этого и отобрали. А должны все работать в одной команде и делать одно общее дело. Это очень сложно, поверьте. IMG_9289 (900x600) - Как воспринимаете женщину на кухне? Изменилось ли ваше отношение после проекта? Высокая кухня, наверное, как и высокая мода, все-таки дело рук мужских. А ваше мнение? - У меня прекрасное отношение к женщине на кухне. Нужно просто любить свою работу, дело, которое ты делаешь для кого-то. И тогда все получится и у женщины, и у мужчины. - Вы принесли на кухню «Синдиката» те уроки или те моменты, которые уже были в шоу? - Конечно, там научили работе в команде. Это очень важно, когда ты работаешь в команде, когда строишь систему, чтобы она работала правильно для наших гостей, которые приходят получить удовольствие за свои деньги. Этому меня хорошо научили, как нужно вести себя и как нужно все это построить. - Вы – жесткий шеф-повар? - Скорее, я – педант в своей работе. Я добрый, отношусь по-человечески к людям, всегда выслушаю, говорю всем своим поварам-коллегам: «Если вы считаете себя лучше, я всегда пойду вам навстречу.  Если вы делаете соус по-другому, нежели я, то убедите, что он лучше». - Ваше отношение к владивостокскому гурману или просто едаку? Насколько мы во Владивостоке, в Приморье, на Дальнем Востоке искушены в вопросах высокой кухни? Насколько у нас хороший вкус? IMG_9284 (900x600) - Слава Богу, за последние пять лет научились кушать, научились именно проводить вечера. Раньше было сложно пригласить гостя, чтобы он поужинал со своей семьей где-нибудь в ресторане. Это были дни рождения, праздники и так далее. И сейчас радует, что народ приходит вечером поужинать, приходит в обед – пообедать. Это просто прекрасно. Люди стали больше путешествовать и понимать, что можно кушать в ресторане, а не готовить дома, проводить при этом хорошо время. - Когда узнали, что в «Синдикате» теперь работает шеф-поваром знаменитый Илья Посохин, какие блюда вам начали заказывать? И какое блюдо удается вам лучше всего? - Я специализируюсь по мясу. Я его очень люблю. Я этому учился в США, проходил стажировку по выбору мяса и его приготовлению. Могу сказать, что про мясо я знаю практически все: как его подать, как его пожарить. И к любому  клиенту я подхожу индивидуально. Я сделаю так, чтобы ему это понравилось. Слава Богу, у меня пока получается это делать. - Вы можете по человеку определить его вкусы и предпочтения? - Конечно. Мне достаточно хотя бы парой фраз перекинуться, и я уже понимаю, что именно ему нужно в этот вечер. - Что вас вдохновляет? - Любовь к моей дочери. К сожалению, мы находимся в разных городах и очень редко видимся. Но мы созваниваемся. Ей пять лет. - А есть какое-то фирменное блюдо, которое папа Илья Посохин готовит для своей дочери? - Когда мы жили вместе, мы готовили всю еду вместе. Она уже может готовить салат, жарить яичницу с помидорами и беконом. И это все у нее удачно получается. - Откуда у вас наследие и любовь к кухне?  - Думаю, это по отцовской линии пошло. Отец живет в Санкт-Петербурге, занимается небольшим ресторанным бизнесом. У него есть пара кафе, где он сам готовит вместе с поварами. Он сам себе хозяин, у него это неплохо получается. IMG_9269 (900x600) - Почему вы выбрали «Синдикат»? Ведь не секрет, что любой ресторан города будет рад видеть в своих стенах Посохина. - Из-за мясного меню, и именно стейкового. Я сейчас ввел новый формат – текс-мекс – это техасско-мексиканский вариант блюд из мяса. Я хотел бы дать это жителям города, чтобы они приходили и наслаждались едой. Я рад, что «Синдикат» пригласил меня работать бренд-шефом, я с удовольствием согласился. - Своей дочери пожелаете своего будущего или, по крайней мере, работы в своей профессии? - Наверное, каждый хотел бы, чтобы ребенок пошел по стопам отца. Но, думаю, доченька сама уже выберет, когда станет более взрослой. - А когда «адские часы» наступают в «Синдикате»? Когда Илья Посохин перестает быть таким лояльным, обаятельным, и начинается та самая жара? - Это вечер пятницы и субботы. Либо какая-то большая вечеринка. И гостям спасибо за ожидание. На приготовление хорошего, качественного стейка нужно время. И если мне гость даст время, я вынесу ему то, что он мечтает получить.

Интересные материалы