Талгат Баталов: Спектакль "Бриннер" о том, что не нужно бояться своего внутреннего ковбоя

Голливудская сага в Театре молодежи расскажет о самом знаменитом уроженце Владивостока

Во Владивостоке на сцене Приморского краевого драматического театра молодежи впервые поставят спектакль по биографии родившегося во Владивостоке обладателя премии "Оскар" актера Юла Бриннера. В рамках Программы развития театрального искусства на Дальнем Востоке в 2020 году Приморский театр молодёжи стал обладателем грантовой поддержки со спектаклем "Бриннер" (16+), сообщает ИА PrimaMedia.

Пьеса для спектакля написана приморским драматургом Викторией Костюкевич — создательницей как проекта читок пьес современных авторов The Drama, так и ставшего главным владивостокским театральным проектом — фестиваля  "Метадрама" (16+), который традиционно проходит при поддержке и на площадках Приморского театра молодежи. Её пьесы "Протуберанцы" (16+), "Рашэн лалабай" (16+), "Возлюбить ближнего?" (16+), получили признание на авторитетных российских конкурсах современной драматургии.

По словам Виктории Костюкевич её пьеса про "призму славы и про загадочную сторону Юла, про его личные мистификации и то, как сложно отделить правду от вымысла". Как он сам говорил своим детям: "Факты моей жизни не имеют ничего общего с реальностью моего существования".

Режиссером спектакля выступит неоднократный номинант на главную российскую театральную премию "Золотая маска" режиссер Талгат Баталов (г. Москва), который ранее уже работал с Театром молодёжи в рамках режиссерской лаборатории Фестиваля современной драматургии "Метадрама" в 2019 году.

Именно Баталовым во Владивостоке был поставлен эскиз спектакля "Человек из Подольска", который вызвал множество положительных отзывов зрителей фестиваля.

— Когда появилась идея спектакля, вместе с нею сразу заказали пьесу Вике. Со временем мы несколько раз её переписывали: Вика меняла драфты, по моей просьбе переделывала некоторые моменты. Последний раз по мелочи переделывали совсем недавно, но сама пьеса существует уже давно.

Общий замысел мы не меняли и глобально ничего не выбросили, просто некоторые моменты переписывались непосредственно под актеров, немного меняли структуру, разбивали монологи, сокращали какие-то сцены. Хотя сокращать очень сложно — эта пьеса как единое полотно. Вика так пишет — от первого до последнего слова это большое полотно текста про жизнь одного человека. Причем, голосами других людей.

Это такой хор всех тех, кто его окружал. Хор, из которого вырисовывается портрет его жизни.

Пьеса не стандартно-драматическая — вышли люди и между собой общаются. Нет. Текст пьесы по своей структуре — поток, многоголосие: родители, друзья, любовницы, подруги, жена, сын.  И все что-то про него рассказывают: предъявляют претензии, недовольства, признаются в любви, говорят про него очень много разного. Из этого у зрителя должен собираться свой собственный Юл Бриннер. 


Вообще эта пьеса — такой мотиватор и психотерапевтическая вещь для того, чтобы не бояться своего внутреннего ковбоя.

В спектакле будут заняты 20 актеров. После нескольких репетиций мы немного поменяли роли. Но вообще здесь помимо основного персонажа у каждого актера есть много мелких ролей и поэтому вся эта компания постоянно находится на сцене. По сути, это труппа молодежного театра, которая  здесь и сейчас, без какого-то психологического присвоения разыгрывает нам спектакль жизни Юла Бриннера.

Пока идём в рабочем ритме. У нас в спектакле большая и сложная декорация, от которой многое зависит. Основной этап работ будет, когда мы выйдем на неё. Пока мы это представляем абстрактно, расчертив локации мелом на сцене и ставя хореографию на плоскости. Но нам многое еще предстоит. Помимо этого в спектакле будет много проекций, в том числе и на декорацию.

Кроме хореографа, вся команда это те люди, с которыми я всегда работаю: художник Наташа Чернова, видеохудожник Дима Соболев, художник по свету Руслан Майоров, композитор Виталий Аминов.

— Отдаешь ли себе отчет, что ты невольно стал героем некоего внутригородского дерби, когда спектакль про Бриннера практически одновременно ставят в двух владивостокских театрах — театре Молодежи и театре им. Горького?

Во-первых, мне кажется, что Бриннер достоин, чтобы спектакли про него шли в родном городе сразу в двух театрах.

Во-вторых, эти театры совершенно разные — академический театр драмы и молодежный театр — с разным зрителем, с разной целевой аудиторией. Я не вижу здесь никакой сложности и никакой проблемы. Спектакли разные — у них будет такой, здесь будет другой. Ну а зритель проголосует рублем. 

Мне вообще смешно, насколько я могу судить со стороны, когда в одном городе театры пытаются находится не в творческом соперничестве, а в каких-то мелких внутриусобных склоках. Все эти вещи — это враги искусства, враги творчества. Хорошо бы дружить семьями, а не быть как Монтекки и Капулетти. Я в эти противостояния не верю. Они не направлены на созидание, а искусство не может разрушать. Тут нужно всем полюбить друг друга.

Если в то время еще буду во Владивостоке, то с удовольствием схожу на спектакль в театр им. Горького. Интересно, как они расскажут эту историю. Тем более, думаю, что если в основе жизнь Бриннера, то будут и какие-то пересечения.

— Что на данном этапе самое сложное в подготовке спектакля?

— Ну, наверное, что это непривычная по структуре вещь — что для меня, что для артистов. Это спектакль — текст. Там очень много текста. Самое сложное, это придумать такие способы присвоения, чтобы это не превратилось в телевизионные "говорящие головы". Чтобы транспонировать текст в театр. То, чем великолепно занимается мой мастер Виктор Анатольевич Рыжаков. Вот эти вещи где-то сложновато даются. Пьеса — 44 листа плотного текста, а не диалогов, как в пьесе обычной.

Я люблю всё увидеть: декорации, костюмы. И когда увидел — всё это начать соединять. Для меня сейчас самый некомфортный период: когда я всё представляю, но ничего не могу потрогать. К сожалению, театральное производство в России устроено немного в обратную сторону. Никогда не бывает такого, что ты приехал, всё готово и ты сразу начал репетировать.

Пока работаем так как нас учили в театральном институте: за столом, потом в репкомнате посидели. И с этим ничего нельзя поделать — всё появляется в процессе.

Есть театры, которые строят тебе дешевую копию декорации в ангаре, делают выгородку и ты репетируешь. И потом просто переезжаешь на сцену. К большому сожалению, так работают лишь несколько театров в стране, большинство государственных театров даже физически не могут позволить себе такие роскошества.

Изначально мы придумали такое пространство, благодаря которому у нас будет больше возможностей для реализации задуманного, будем даже убирать арьерсцену. При том, что соотношение зала и сцены в Театре молодежи прекрасное.

— На пресс-конференции ты сказал, что сыграть Бриннера вряд ли кто-то сможет и поэтому в спектакле Театра молодежи самого Бриннера не будет. В процессе подготовки к спектаклю это ощущение у тебя остаётся?

— Да. Ну, во-первых, весьма специфическая внешность. Кто-то скажет, давайте сделаем сложный грим. Ну все мы видели фильм про Высоцкого, в итоге получился какой-то Шрек с гитарой.

Вопрос "зачем"? Это был слишком харизматичный человек. Мне кажется, что в городе нет такого артиста, который бы мог его сыграть. И нет в этом никакого смысла. Если говорить про портретное сходство, то в своей жизни я не могу вспомнить, чтобы я встречал похожего человека. Может по энергетике такие люди и есть, но... Если бы я и делал проект, чтобы Бриннера кто-то играл, например какой-то байопик, то единственный, кто мне реально приходит в голову это Алексей Девотченко. Когда мы придумывали, Алексей постоянно всплывал у меня в голове. Сгусток энергии и нервов. Человек такой же бешеной актерской энергии, той же печали в конце жизни... 

Не очень понимаю, зачем пытаться воссоздавать и изображать тех людей, которых мы особо-то и не видели. Большой плюс театра в том, что мы можем оперировать условностью. Как Брехтовская условность, когда мы можем сказать зрителю "Это Серёжа" и актёр прекрасно дальше будет оставаться "Серёжей", потому что условно люди понимают, что это "Серёжа", а не, к примеру, реальный Есенин.

Если же действительно есть такая цель, то и нужно подходить соответствующе. Исторические костюмы, сложный грим, огромное количество денег. Да и ладно бы денег, специалистов такого уровня очень мало. Они в кино-то только появляются.

Да и вообще, спецэффекты это дорого.


По мне лучше минималистичный бедный театр со вкусом или богатый театр со спецэффектами, чем плохая середина — такой "кокаин для бедных".

Если в целом говорить про плюсы этого спектакля, так это то, что люди хотя бы будут знать про своего земляка. Молодежь вообще не в курсе и даже многие взрослые понятия не имеют о его жизни.

А для города полезно знать, что отсюда вышел такой человек. То, что мы и хотели с Викой, пусть даже для одного-двух людей это станет хорошим мотиватором для движения вперед. Поэтому вдвойне круче, что этот спектакль выйдет в Театре молодежи. Если бы я был подростком, меня бы это дико воодушевило, это было бы хорошим стимулом изучить историю своего города. Театр не "Википедия", но он может дать отличный стимул для размышлений".

Премьера спектакля "Бриннер" запланирована на 13, 14 ноября 2020 года.

Интересные материалы