Виталий Веркеенко: "Когда нужно будет взлететь, я найду возможность..."

Разговор с мэром Владивостока о профессионализме, коррупции и фабрике счастья в день 158-летия лучшего города Земли.

фото: Александр Ратников

Полгода назад, после полуторалетнего безвременья, депутаты городской думы Владивостока на конкурсной основе избрали мэра.

Им стал бизнесмен, глава группы компаний Sumotori Виталий Веркеенко, за кандидатуру которого проголосовали все присутствовавшие на заседании депутаты.

В день 158-летия Владивостока мы поговорили с Виталием Веркеенко о том, как поменялся его взгляд на власть через полгода нахождения на посту градоначальника, о коррупции, принципиальности, порядочности и профессионализме.

- Ли Куан Ю, создателю сингапурского экономического чуда, приписывают следующий ответ на вопрос о методах борьбы с коррупцией: «Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете, за что, и они знают, за что». Что вы думаете по этому поводу?

- Я имел честь встречаться и общаться с Ли Куан Ю в Сингапуре, знаком с его трудом и теми действиями, которые он предпринимал.

И здесь можно позавидовать, во-первых, достигнутым результатам, а во-вторых, тем полномочиям, которые у него были. Там речь шла не о муниципалитете, где лоскутное одеяло, а о государстве, где правитель что захотел, то и сделал: штрафы большие – пожалуйста, в тюрьму кого-то посадить – не вопрос.

То есть когда мы говорим о примере Сингапура, речь идет о полномочиях главы государства.

А здесь: хочешь убрать мусор с немуниципального пляжа, сразу прокуратура выставляет "нецелёвку", хочешь отремонтировать дорогу к дому – а это частная территория, хочешь заставить управляющую компанию мусор убрать – она в ответ: "А вы кто такие? У нас жилинспекция краевая".

Сделать хочется очень много, и есть четкое понимание, как должно быть. Но не всегда есть необходимые инструменты, чтобы сделать это быстро. Поэтому иногда приходится идти сложным путем. Но абсолютно точно есть стремление, воля и настойчивость для того, чтобы добиться необходимых результатов.

По поводу коррупции – к счастью, у меня друзей-коррупционеров нет, именно так я выстраивал свои круги общения. Мои приоритеты давно известны: порядочность, профессионализм, ответственность, организованность. Я и компанию так создавал, и круг друзей так формировал, что не допускал в близкий круг общения людей с другими качествами.

Коррупция – абсолютно безобразная вещь, которая совершенно точно должна быть искоренена. И на уровне государства, имея соответствующие полномочия, я думаю, это даже проще сделать. На уровне муниципалитета этого достичь можно, но потребуется время, потому что шашкой махать можно, но это не всегда рационально. Люди же себя непорядочно ведут по разным причинам.

Пирамиду Маслоу никто не отменял, и нужно понимать, что сначала должны быть удовлетворены первичные потребности, а потом с людей можно требовать что-то большее.


Мне сложно ожидать от горожан высоких моральных качеств, когда у них нет денег на приобретение элементарных продуктов питания, лечение или обучение ребенка.

Поэтому сначала необходимо создать условия, чтобы уровень дохода жителей Владивостока был достаточен.

Когда меня спрашивают, как в администрации города удержаться от коррупции, я отвечаю, что, имея полномочия и соответствующее желание, здесь можно зарабатывать сотни миллионов рублей ежемесячно. Все упирается в цену вопроса: у многих порядочность заканчивается на определенной сумме.

Не знаю, кто мне заложил необходимую блокировку, но мне сумма не важна, важно, что в голове и что в сердце. С голоду сдохнуть можно, но чужую копейку взять нельзя.

Я же посмотрел документы – в администрации можно, без проблем, летать только Империал-классом, можно держать кучу помощников, можно всю работу свалить на замов, можно "отжать" город, купить массу СМИ, "снять" низко висящие фрукты и через них все это осветить под нужным углом. Мэр будет душка.

Но я так не умею. И никому не позволю.

Виталий Веркеенко
Виталий Веркеенко

- В чем проявляется ответственность мэра перед горожанами, если горожане мэра не выбирали?

Ответ может быть рациональным – в исполнении бюджета, качественном исполнении полномочий. Но меня лично эти KPI в меньшей степени волнуют, потому что моральная ответственность у меня не перед теми, кто за меня проголосовал, я должен оправдать надежды в первую очередь горожан. Для этого очень важно установить доверие между жителями и властью, навсегда изменить вектор работы чиновника- на благо развития территории и счастье ее жителей.

- Но если почитать комментарии в фейсбуке под постами мэра Веркеенко: для одного вы оправдали надежды, для другого – нет, а третий вообще требует непонятное. Всех надежд всё равно не оправдаешь...

- Что касается соцсетей, каждую неделю мне приходят сотни сообщений от жителей города, разбираю на выходных. Ответить на все я физически не могу, отправляю в отдел по работе с обращениями граждан, оттуда-по профильным управлениям. Но в таких сообщениях в соцсетях часто не хватает необходимой информации, контактных данных, чтоб связаться с человеком и уточнить какие-то важные моменты для решения задачи.

Поэтому я всем говорю: обращайтесь в интернет-приемную города, эти сообщения в обязательном порядке поступают в работу и ставятся на контроль. Другое дело, что решить их все в полной мере город пока не может..

Вот представьте, девушка выходит замуж за замечательного мужчину, но какой-то период своей жизни он зарабатывает мало. У молодой семьи есть необходимые потребности: например, купить холодильник, отремонтировать кран и лампочку вкрутить. А он говорит: у меня семь рублей – либо лампочка, либо кран, либо холодильник, выбирай. Но жена же меньше мужа любить не станет, если верит, что он порядочный человек, что он не отложил в заначку три рубля на чекушку, и семь рублей – все, что есть на данный момент.

И то же самое с городом. Я хочу, чтобы люди доверяли. Многие не обладают информацией в полном объеме и говорят: "А кто будет дороги ремонтировать? А жилой дом? А школу когда построите? А снег уберёте?". Но у меня есть сейчас вот эти семь рублей, и я готов спрашивать, что мы должны на них сделать приоритетно, и сам принимать рациональные решения. Вот решения судов, это мы должны сделать по закону, а это – по необходимости.

Не все это понимают и такое пишут, в первое время мне было даже больно, а потом пришлось стать "толстокожим", чтобы, пока я иду к цели, колючки не так больно царапали.

- Вы ждете благодарности от людей?

- Сейчас, наверное, нецелесообразно ждать, потому что они находятся в другом информационном поле, и много претензий накопилось. Был ведь период, когда некому было предъявить. А теперь появился глава – и «вот мы столько ждали, так получай».

Не всем принимаемые меры будут нравиться. Штрафы за мусор буду повышать. Просто сейчас сложно идентифицировать человека, который мусорит, даже если его на видео или фото снять. Но так как у нас город автомобилизированный – почти 570 автомобилей на тысячу жителей, то по автомобилю можно идентифицировать. За парковку на газонах будем штрафовать нещадно, а там, где не сможем "поросенка" оштрафовать, будем выставлять на публичное порицание.

Я многое хочу сделать открытым и публичным, в том числе базу муниципальной собственности. По НТО (нестационарные торговые объекты, - прим. ред.) меня также могут не поддерживать, но я не вижу город в убогих ларьках, я с этим буду бороться.

Для НТО у нас более 1300 мест, а сейчас их по городу порядка четырех тысяч, при этом никто из них в бюджет не платит ни копейки, белую зарплату не платят, соответственно, мы не получаем НДФЛ, большинство не платит ни "вмененку", ни "упрощёнку", а еще и мусорят. И мы этот мусор за бюджетные деньги убираем.

В других городах урны стоят даже у вендинговых автоматов, чтобы потом можно было пустую банку бросить. Во многих городах мира урн нет, и я бы центр Владивостока видел без муниципальных урн, при определенной ответственности торговых точек и необходимом уровне культуры горожан, когда нет морального права выбросить пустую пачку из-под сигарет на землю.

Виталий Веркеенко

- В свете поворота страны «на Восток» Владивосток станет городом федерального значения? И нужно ли это городу?

- Владивосток не был даже административным центром Приморского края.

Такой закон инициировали, поддержку губернатора получили, потому что это и статус, и возможность получать дополнительное финансирование из бюджета края, ведь мы должны постоянно поддерживать лицо столицы, а дополнительных средств на это не получаем.


Я внимательно вникаю в бюджет, в том числе других краев и областей, и по доходам, которые формирует столица субъекта, Владивосток находится на первом месте в стране. Мы формируем пятьдесят пять процентов бюджета Приморского края.

В прошлом году мы собрали 56 миллиардов. Но назад получили 6,7 миллиардов. По объему субсидий, которые поступают в муниципалитет, мы находимся на последнем месте в России . Зачастую не имея возможности выполнить даже поставленные регионом задачи.

Например, краевой закон, принятый несколько лет назад, обязал муниципалитет выдавать земельные участки многодетным семьям (хотя муниципалитет по факту не имеет земли, она, напомню, в крае) и подводить к этим участкам инженерные сети. Совершенно популистский закон, который не учел возможностей бюджета, ни краевого, ни муниципального.

Так, стоимость подведения к одному участку составляет порядка 4,5 млн рублей, а предусмотренная субсидия составляет 622 тысячи рублей. И где четыре миллиона на каждую субсидию взять, с учетом того, что таких многодетных семей – четыре тысячи? По факту же, время реализации этого закона во Владивостоке – 257 лет, при существующем финансировании, или 17.5 миллиардов рублей единовременно, это при условии, что больше не выдавать участки.

То есть этот закон на меня задачу спустил, а денег на ее реализацию не дал. Губернатор, конечно, знает об этой проблеме, мы вместе ищем пути ее решения.

Город же федерального значения – это фактически субъект, как Москва и Санкт-Петербург. Такой имеет право оставлять все собранные налоговые отчисления у себя.

В сложных условиях финансирования, когда многие другие муниципалитеты еще не научились работать самостоятельно,
я думаю, что это нецелесообразно. Сейчас губернатор ездит в Москву, выбивает деньги, а тут придется мэру носиться по федеральным министерствам.

Нет, лучше я здесь буду развивать экономику.

- И.о. губернатора Андрей Тарасенко пообещал вернуть муниципалитетам право распоряжаться их землей, отобранное у них десять лет назад. Но за эти годы понимание, как распоряжаться этой землей, значительно деградировало. По сути, нет департамента по архитектуре. Что делать?

- Нужно говорить не только о распоряжении землей, но и о полномочиях по градостроительной деятельности. И на самом деле губернатор говорил о полномочиях, которые целесообразно вернуть муниципалитетам: и по земле, и по градостроительству.

В городе нет главного архитектора. Он должен быть в крае, но его там тоже нет, и эту вакансию давно никто не может закрыть. Поэтому во Владивостоке вот такая чехарда: где хочу, там и строю, поэтому город приобретает такой вид.

Градостроительная деятельность действительно важна, и правильнее, чтобы она была при муниципалитете, – это первое. И второе – распоряжение землей. А здесь две оставляющих. Качество процессов - в крае до последнего времени они были некачественными: документы терялись, долго оформлялись, стояли колоссальные очереди. Сейчас ситуация улучшается, и определенной эффективности край старается достичь. Но, помимо эффективности, имеет значение, кто управляет процессом.

По земле получается, что край выделяет земельные участки, заключает договоры и собирает арендную плату. Какой ключевой показатель эффективности такой работы? Отсутствие дебиторской задолженности.

А "дебиторка", которую должны сейчас городу, составляет семь миллиардов рублей.

Получается разрыв процесса: край заключает договоры, выдает землю, то есть является администратором доходов для города, но у города семь миллиардов "дебиторки", собирать которую должен был край. А если администратор неэффективно работал, да еще и исковой срок пропустил, то мы вообще можем лишиться этих денег.

То есть, кому доходы должны идти - а это муниципалитет, тот и должен эффективно вести эту работу: прозрачно, по максимальной цене отдавать землю в аренду на открытых аукционах с максимальным количеством участников, а потом своевременно взимать оплату, не допуская просрочек, что у нас имеет место быть и на год, и на два, и на три.

Поэтому, да, я поддерживаю инициативу губернатора, мы об этом тоже просили, но нужно уточнить, что в городе за это время эта функция тоже атрофировалась: нет земельного комитета, нет главного архитектора, то есть все это нужно будет создавать с нуля.

Виталий Веркеенко

- Также Андрей Тарасенко проговорился, что на ВЭФ будет подписано соглашение о переносе нефтебазы из Владивостока. Так ли это? Или это просто соглашение о намерениях, которые, возможно, так и не будут реализованы?

- Сейчас у нас есть понимание того, что город будет развиваться по новому Генплану. В новом Генплане заложено строительство большого административного центра и жилого комплекса на месте нефтебазы. Но нефтебаза сейчас входит в комплекс Владивостокского морского порта. То есть это постановление правительства, а не полномочия муниципалитета. Поэтому субъект в лице губернатора ведет такие переговоры по переносу базы на другую территорию, и мы ожидаем, что эти переговоры завершатся успешно.

Мы бы хотели, чтобы она осталась в пределах муниципалитета, потому что это крупный налогоплательщик.

У нас же действует режим ТОР, а деятельность нефтебазы попадает в перечень видов деятельности резидентов, то есть они могли бы оформить это в ТОР, или зарегистрироваться в качестве резидента свободного порта, и, может быть, за федеральные средства подтянуть туда инженерные сети. Так что, на мой взгляд, им тоже выгодно поменять локацию.

- Как изменилась ваша жизнь, когда вы заняли пост главы города? В худшую или лучшую сторону?

- Семья, безусловно, потеряла, потому что папу видят значительно меньше, в отпуск не ездим. Сейчас вот сын в больнице лежит, а я рабочий день не могу завершить. Что касается меня – то, безусловно, плюсов в этом мало. За последние двадцать лет я никогда так мало не спал и так много не работал. И подход к работе у меня был другим.

Раньше я мог два дня раздумывать над стратегией, потом переключался на деятельность и быстро решал запланированные задачи. А здесь постоянно на разрыв: Москва, край, пожар, провал, обрушение, бюджет, дума, прием депутатов и тд.

Недавно съездил в командировку в Москву – в такой гостинице давно не жил. Я же ввел бюджетные ограничения: летаю эконом-классом, замы тоже, останавливаюсь в гостинице с тараканами, значит и они тоже. Служебной машине моей 15 лет, 700 тысяч км пробега.

Судебные приставы приходят регулярно, приносят пачки предупреждений об уголовной ответственности. "За что?" - спрашиваю. "- Задолженность города по капитальному ремонту многоквартирных домов". Десять лет назад провели аферу, на город повесили 5 млрд долгов, причем Владивосток оказался единственным городом России, который в эту аферу попал. В этих условиях, конечно, можно потерять мотивацию, но я не теряю.

- В разных кругах поговаривают, что Веркеенко – романтик, потому что хочет взлететь там, где болото…

- Когда нужно будет взлететь, я найду возможность взлететь. Я не романтик, я реалист. Просто на этапе входа в должность я не предполагал масштаба – никто никогда никому об этом не рассказывал. Но объем накопленных проблем и ситуация в целом – я бы не пожелал никому.

Но раз уж я взялся, то, безусловно, доведу до конца. И это чувство совсем не романтического толка.

- Есть ли противодействие на местах?

- В какой-то степени оно может быть. Команда у меня достаточно профессиональная, правда, формат мышления – от процесса к результату – меняется с трудом пока.

Мне сложно понять чиновника – я-то чиновником в классическом понимании никогда не стану. То есть, бюрократом, крючкотворцем, формалистом Веркеенко не станет.

- А сейчас вы кто: менеджер, хозяйственник?

- В моем понимании мэр должен быть управленцем, даже не хозяйственником, а тем, кто выстроит систему правильным образом для достижения стратегии и целей, которые в нее заложены. Вот я и выстраиваю систему для достижения поставленных результатов.

Правда, сейчас приходится вникать абсолютно во все процессы, чтобы, как в армии, не отправили с ведром за компрессией для камаза.

- Что вам больше всего не нравится в жизни во Владивостоке?

Я стараюсь не фокусироваться на том, что не нравится, больше смотрю в успешное будущее Владивостока. Я когда создавал Sumotori, у меня миссия была «Сделать жизнь лучше, Приморье - краше, людей – счастливее».

Большая миссия, но после моего прихода сюда ничего не изменилось, разве что только фокус стал уже – с Приморья на Владивосток.

- Какие качества личности развили за полгода?

- Знаете, когда у родителей первый ребенок появляется, они в себе такое количество компетенций сразу развивают.

Сейчас примерно такая же ситуация, когда каждый день тренируешь многозадачность – и стратегией, и кризисными ситуациями нужно заниматься одновременно.

- Почему, на ваш взгляд, у нас рождается так много талантливых людей, но все они реализуются не у нас? Можно ли что-то с этим сделать?

- Русские действительно гениальны, их действительно много, даже если брать в расчет не только край, страну, но и весь мир. У нас правда много яркой, талантливой молодежи.

- Как сделать так, чтобы она оставалась во Владивостоке, а не уезжала реализовываться в Москву?

- Возможностей у нас много, единственное, что не все их сегодня видят. Если они смогут заглянуть хотя бы на шаг вперед, они не уедут.

И моя задача – показать этот потенциал, а потом его развить.

- В общероссийском представлении Владивосток – это море и чайки, сейчас еще мосты, может быть. А чем еще Владивостоку похвастаться? Потому что море и чайки - это всё-таки не мы создали, это не наша заслуга...

- Для жителя Владивостока – у нас одни преимущества, для туриста из России – другие, для туриста из Азии – третьи, причем они для Японии, Кореи и Китая будут разные.

У нас же даже управления по туризму не было, сейчас только задумались о создании рабочей группы и стратегии развития города. Но и туризм – это только средство, а не цель.

Мы планируем заложить в стратегию парадигму "не город для туризма", а "туризм для города". Потому что нагнать туристов – не вопрос. Придумал мероприятие – собрал сотню тысяч туристов, но для чего? А жителям это нужно или нет? Деньги они в итоге оставят или какую-то другую ценность для людей, проживающих на этой территории? Поэтому к туризму с осторожностью относимся – для города это стратегически важно, но также важно, для чего это его жителям.

Виталий Веркеенко

- Серый дом для чего хотите перекрасить?

- Чтобы человек сразу погружался в другую атмосферу. Я создаю такие условия, чтобы люди с другими ценностными ориентирами здесь просто не задерживались. Именно поэтому в том числе на всех телефонах мэрии появился рингтон о любви к Владивостоку - это тоже элемент философии.

Поэтому я ходил, общался со всеми замами, руководителями и сотрудниками управлений, смотрел им в глаза, отмечал, какие цветы у них стоят, какие фотографии висят – мне интересно, чем люди живут. База – порядочность, профессионализм, ответственность, организованность. И здесь порядочность – безусловно, самая важная вещь.

Профессионализм – дело наживное. Страшен непорядочный профессионал. И чем более он профессионален, при отсутствии порядочности, тем он опаснее. А если ему дать еще и властные полномочия, то это вообще смертельно.

Ответственность – это не разделение на моё – не моё, потому что я не могу делить на: эти жители плохие, а эти хорошие. И организованность – для того чтобы привести мысли в порядок и не действовать хаотично, иначе цели не достичь. Бывает сложно, болтает, но все равно нужно держать фокус и не расслабляться. И миссия: «Мы – фабрика счастья».

Зачем мы здесь? Для того чтобы жители ощущали себя более счастливыми. Кто мы – эффективный орган государственной власти или люди, в чьи полномочия входит сделать жизнь людей лучше? А для того чтобы это сделать, мы должны эффективно исполнять свои функции.

И еще одна из задач – вернуть людей, работающих в администрации, в общество. Чтобы не было разделения: мы – администрация, они – жители.

Вы такие же жители, это ваши соседи, их дети ходят в сады и школы вместе с вашими, просто у вас есть больше возможностей и полномочий, для того чтобы сделать жизнь в городе лучше и комфортнее.

- Сотрудники не сопротивляются таким начинаниям?

- Мне уже столько раз говорили: это невозможно, это никогда не будет работать, этого никогда не случится. Но время шло, и приходило понимание: а как вообще раньше могло быть иначе? Сейчас ввиду ограниченности информации и отсутствия историй успеха, может представляться разное. Но шаг за шагом мы добьемся результата.

Заходя в администрацию, вы теперь вместо портретов видите на стенах фотографии: Владивосток прошлого, настоящего и будущего. Потому что администрация – это место, где уважают историю Владивостока, живут настоящим и верят в его будущее.

Фасады перекрасим – долой серость и серые схемы, чтобы тем, кто не соответствует по моральным качествам, было неуютно. Я хочу все переформатировать.

Если у тебя походка вразвалочку, то по шпалам не сможешь идти. Может быть, ты так привык, но, не изменившись, будешь спотыкаться и падать носом о рельсы.

Я создаю такие условия, видимые и невидимые, чтобы сформировать необходимые философию, мировоззрение и команду людей, с которыми я смогу добиться нужного результата.

Интересные материалы