Александр Лобычев: Русская литература осваивала Дальний Восток вместе с первопроходцами

Литературный критик про зарождение традиций дальневосточной прозы
Метки: книги

7-8 июня во Владивостоке пройдет Всероссийский литературный фестиваль «ЛиТР-2018».

Крупнейший творческий форум соберет видных представителей пишущей России: писатели Захар Прилепин, Павел Басинский, Михаил Елизаров, Лев Данилкин, Дмитрий (Гоблин) Пучков проведут творческие встречи и мастер-классы на площадках фестиваля.

На форуме речь пойдет, в том числе, о сокращении культурной дистанции между Дальним Востоком и Центральной Россией и интеграции дальневосточной литературы в общее культурное пространство.

О том, как классическая литература осваивала Дальний Восток в предыдущих веках, мы поговорили с литературным критиком Александром Лобычевым.

Первые шаги

Литература добиралась до Приморья морскими путями, а также через Сибирь, по Амуру, она двигалась вместе с продвижением России и русского языка на восток. И литература, конечно, была таким же первопроходцем, как и все великие путешественники, как знаменитые исследователи Уссурийского края.

Наряду с новыми портами, флотом, поселениями, военными укреплениями, литературе предстояло также укореняться и осваивать эти берега и моря. И первыми писателями Дальнего Востока стали морские офицеры, военные разведчики и географы, дипломаты и ученые, которые отправлялись на восточные окраины страны по государственной необходимости и с личной жаждой открытий - их влекла за горизонт извечная русская страсть к новым пространствам.

Первые исследователи и писатели: Венюков и Пржевальский

Михаил Венюков в 1858 году по указанию генерал-губернатора Муравьева-Амурского совершил переход от устья Уссури через Сихотэ-Алинь к океану. По итогам своего путешествия он написал отчет «Обозрение реки Уссури и земель к востоку от нее до моря», оставил воспоминания.

Николай Михайлович Пржевальский провел в Уссурийском крае более двух лет – с 1867 по 1869 год, изучал птиц на озере Ханка, исследовал тайгу, составляя топографические карты, описывая флору и фауну, целое лето 1868 года воевал в Маньчжурии с хунхузами.

Его книга «Путешествие в Уссурийском крае» стала, пожалуй, тем краеугольным камнем, который лег в основание литературной истории Приморья.

Александр Лобычев
Александр Лобычев. Фото: Александр Ратников

«Документальность» дальневосточной литературы

Первые произведения дальневосточной литературы - это действительно не романы, не повести или рассказы, это отчеты, очерки, путевые дневники и мемуары, то есть литература, которую нужно было сначала прожить, а уж затем записать.

Это была попытка проникнуть в сердцевину дальневосточной природы, описать реальную жизнь в тайге, на побережье, в становищах гольдов и орочей, в деревнях русских переселенцев, в китайских фанзах и корейских селах.

Произведения Венюкова и Пржевальского впервые создавали языковую и литературную реальность Уссурийского края, то есть в прямом смысле – наделяли именами растения и животных, хребты и реки, описывали коренных жителей тайги и побережья, приморские туманы, метели и тайфуны.

Яркие имена начала ХХ века: Арсеньев и Матвеев

Те достоинства и качества, что были накоплены в дальневосточной литературе путешествий к началу двадцатого века, наиболее концентрированно и ярко проявились в произведениях Владимира Арсеньева, который в звании поручика прибыл на службу во Владивосток именно в 1900 году. Трилогия Арсеньева: «По Уссурийскому краю» (1921), «Дерсу Узала» (1923), «В горах Сихотэ-Алиня» (1937) – это, безусловно, вершина творчества писателя, но уже в нашем веке стало очевидно, насколько важными остаются для дальневосточной литературы и всей современной русской мысли, геополитики в том числе, и другие его произведения, включая и вовсе неизданные.

Самой заметной литературной фигурой общественной жизни Владивостока начала века стал Николай Петрович Матвеев, которого на всем Дальнем Востоке хорошо знали по его журналистскому псевдониму – Николай Амурский. Он был издателем, журналистом и литератором в самом широком смысле – писал статьи, очерки о Приморье и его истории, стихи и рассказы.

В 1904 году в издательстве Ивана Сытина в Москве вышла его книга «Уссурийские рассказы», в своей типографии он напечатал две книги своих стихов, был организатором и издателем журнала «Природа и люди Дальнего Востока». Но самое популярное его произведение – книга «Краткий исторический очерк г. Владивостока», выпущенная в 1910 году к пятидесятилетнему юбилею города, а впервые переизданная издательством «Уссури» в 1990 году.

Литература революционного Владивостока

В годы революции и гражданской войны во Владивостоке воцарилась эпоха, небывалая по хаосу политических перемен, а сам город превратился в невольную дальневосточную столицу скользящей к океану Российской империи. Вся эта громада несла не только толпы беженцев и военных, но и уходящую культуру прежней России – происходил восточный исход русского Серебряного века.

В городе в это время около десяти театров, шумят театры-кабаре, устраиваются художественные выставки, работает Литературно-художественное общество, печатается знаменитый футуристический журнал «Творчество».

В этот краткий период культурной вспышки в Приморье царствовала поэзия – жанр быстрого реагирования. И здесь можно вспомнить много ярких имен. Но и в прозе остались кое-какие выразительные вещи. Очерк Николая Асеева «Октябрь на Дальнем» впервые был напечатан в 1927 году в журнале «ЛЕФ» и рассказывает об ошеломившем его Владивостоке: здесь и восточная пестрота улиц, и разношерстная публика «Балаганчика», и владивостокские футуристы во главе с Давидом Бурлюком, и восстание белочехов, и сеть большевистского подполья, уходящая в партизанскую тайгу.

Воспоминания Арсения Несмелова «О себе и о Владивостоке» погружают нас в тот же вихрь владивостокской жизни, о котором писал и Асеев.

И, наконец, очерк Михаила Щербакова «Одиссеи без Итаки» хронологически завершает эту яркую очерковую трилогию о Владивостоке начала двадцатых. Он дает точную документальную картину отхода белой армии и беженцев из Владивостока в Китай на эскадре адмирала Старка.

Александр Лобычев

Советская дальневосточная проза: Фадеев, Диковский, Борисов

Советская дальневосточная литература начинается все-таки с Александра Фадеева, личность которого и творчество то поднимались официальной властью до уровня эталона и образца, то мстительно подвергались критике и забвению писательской общественностью. Но трагическая судьба этого писателя упорно сопротивляется политической конъюнктуре и коррозии времени, а отдельные произведения и, прежде всего, роман «Разгром», - безусловная классика советской прозы прошлого века.

Тема героического освоения Дальнего Востока, мужественной защиты ее рубежей, самоотверженных трудовых будней рыбаков, строителей и лесорубов, поданная прямолинейно и плакатно, стала в советские времена своего рода каноном в дальневосточной литературе. Исполнение этого канона не только ожидалось от писателей, но и навязывалось. Хотя подвигов и самоотверженности здесь действительно хватало всегда - такова уж реальность этого тихоокеанского края.

Не хватало только настоящих авторов и самобытных произведений, и когда таковые вдруг вспыхивали в литературной жизни, то их узнавала вся страна, которая смотрела на восток не только в тревожном, но и радостном ожидании – здесь была земля необыкновенных людей и грандиозных событий, страна романтики в самом возвышенном смысле слова.

Таким ожидаемым писателем в тридцатых годах стал Сергей Диковский, автор повести «Патриоты» о дальневосточных пограничниках и особенно любимой читателями книги рассказов «Приключения катера «Смелый».

Трофим Михайлович Борисов простым солдатом участвовал еще в русско-японской войне 1904-1905 годов, долго жил на Амуре, профессионально занимался рыбоводством, изучал быт и культуру нивхов. Во Владивостоке писатель был председателем треста «Дальрыба», изучал природу Дальнего Востока, дружил с Арсеньевым. Самыми известными его книгами стали детская повесть «Тайна маленькой речки», роман о нивхах «Сын орла» и роман о русско-японской войне «Портартурцы».

Волшебная природа Приморья: Михаил Пришвин

Приморье и в советские времена по-прежнему продолжало манить путешественников, которые стремились найти в природе не только новую флору и фауну, но и поэзию, чтобы с ее помощью проникнуть в сокровенное бытие природы, открыть ее философию.

Михаил Пришвин, писатель, рожденный еще Серебряным веком русской культуры, пробыл в 1931 году в Приморье чуть больше трех месяцев, исследовал побережье Японского моря, посещал оленьи парки, бывал на островах, беседовал со специалистами пантовых хозяйств, звероводами и учеными.

Волшебное зрение писателя, наблюдательность и память натуралиста позволили Пришвину создать едва ли не самые живописные и поэтичные произведения о Приморье: повесть «Женьшень», циклы очерков «Олень-цветок» и «Голубые песцы».

1950-е годы и далее: гнет соцреалистического канона и сопротивление

В 1948 году на Тихоокеанский флот прибыл инженер-лейтенант Борис Можаев, служил он в Порт-Артуре, а в 1954 году демобилизовался и поселился во Владивостоке, где занимался журналистикой и стал писать прозу. В 1959 году в Приморском книжном издательстве вышла его книга повестей и рассказов «Власть тайги». Книга получилась очень приморская, можно сказать, таежная по содержанию, писатель и сам подолгу жил среди удэгейцев, и даже собирал удэгейские сказки, изданные тоже во Владивостоке.

В эти же пятидесятые годы стали появляться первые произведения и книги писателей, которые затем станут определять развитие приморской советской прозы: Олега Щербановского, Михаила Матюшина, Льва Князева, Юрия Лясоты. В их творчестве советский канон приобретал все более определенные, если не сказать застывающие черты.

Реальность литературного процесса, давление цензуры были таковы, что писателям, если они хотели все-таки выйти к читателю, приходилось работать в предложенных условиях. И здесь им порой помогала та самая экзотика, своеобразие дальневосточной истории и природы, ну и, конечно же, мера собственного таланта.

Среди морских книг Олега Щербановского наибольшего внимания публики удостоился роман «Ловцы трепангов», награжденный всесоюзными премиями и неоднократно переиздававшийся. Но самой увлекательной вещью стал, пожалуй, роман «Слепой капитан» о борьбе с контрабандистами в двадцатых годах в Приморье.

Обращение к истории Приморья, к временам Бохайского царства и Золотой империи чжурчжэней, стало для Михаила Матюшина спасительной возможностью выскользнуть из опостылевших схем советской литературы. В шестидесятых годах вышли две его хороших приключенческих книги: детская повесть «Сокровища ангуонов» и роман «Загадка амулета».

Юрий Лясота основной темой своих книг избрал историю революционной борьбы на Дальнем Востоке. Среди произведений, посвященных знаменитым большевистским героям - Сергею Лазо, братьям Симбирцевым, выделяется роман «Красная осень», изданный в середине шестидесятых годов.

Александр Лобычев

Таежная одиссея: Балабин, Басаргин, Вознюк

В 1961 году вышел первый роман Станислава Балабина «Приискатели», сделавший автору имя. Писатель брал своих героев прямо из дальневосточной жизни: золотодобытчики, геологи, охотоведы и егеря, просто жители таежных деревень – вот действующие лица его повестей и романов, в которых автор говорил о реальном Приморье. В девяностых годах Балабин увлекся древней историей края и написал два романа: «Золотая империя» - о противостоянии империи чжурдженей монгольским ордам в 13 веке, и роман «В пасти дракона», повествующий об истории царства Бохай.

В 1970 году в журнале «Молодая гвардия» была опубликована повесть Ивана Басаргина «Сказ о Черном Дьяволе» - о судьбе собаки, живущей в среде переселенцев в конце 19 века. Повесть приобрела шумный успех, ее читали, передавая журнал из рук в руки, и было почему – необычный герой повести, захватывающие таежные приключения, выразительный дальневосточный фон повествования.

В семидесятые же годы стали выходить книги Валерия Янковского, который жил во Владимире, но всегда оставался одним из подлинных знатоков дальневосточной природы, был представителем третьего поколения прославленной дальневосточной семьи Янковских, предпринимателей, охотников, натуралистов и писателей. Повести писателя «Нэнуни», «От гроба Господня до гроба ГУЛАГа», «Этапы» - бесценны по материалу, поскольку автобиографичны, а жизнь его – это настоящая дальневосточная одиссея, в которой отразилась история Русского Востока.

Талантливую прозу о приморской природе, о человеке, который раскрывается внутри нее, писал и Юрий Вознюк, чья повесть «Таежная одиссея» до сих пор остается одной из самых востребованных читателями в приморской литературе. Таежные путешествия и приключения стали содержанием его книг, и в этом смысле они становятся в один ряд со знаменитыми произведениями В. К. Арсеньева, Т. Борисова, М. Пришвина, Вс. Сысоева и других дальневосточных писателей, которые были одновременно путешественниками, исследователями и поэтами природы Дальнего Востока.

Писатели перестройки

Еще в канун перестройки, к середине восьмидесятых годов, в Приморье и на всем Дальнем Востоке стали появляться молодые прозаики, которые без всякого разрешения сверху, движимые собственным пониманием художественной правды, стали писать о современности не то чтобы совсем по-новому, но с незнакомой прежде мерой погружения в реальность.

Они освобождались от литературных советских схем, от фальшивой оптимистичной оптики, и даже от прежних дальневосточных канонов, пытались обнаружить действительно современного героя - без идейного макияжа и навязанных ему советской традицией черт.

И еще одна примета тех молодых писателей – их внимание к языку и стилю своих произведений, эти авторы стремились заниматься именно художественной прозой. В Приморье это были Виктор Пожидаев, Владимир Вещунов, Александр Гринько, Анатолий Лебедев… В конце восьмидесятых годов был опубликован неожиданный роман поэта и писателя Юрия Кашука «Железная береза», где народная культура, причем именно в дальневосточном ее выражении, своеобразно сплавилась с темой гражданской войны.

1990-е и новый век: Мамонтов, Дмитриенко, Белоиван

Девяностые годы стали для литературной жизни Приморья по преимуществу периодом депрессии и распада, со слабым, не очень-то явным и ясным зарождением свежих тенденций в прозе, случайным мерцанием новых имен. Истекало время дальневосточных героев – морских офицеров, первопроходцев, искателей таежных и морских приключений, красных партизан, советских геологов, пограничников и рыбаков. А ведь именно на них, на подлинно романтической их судьбе, в основном, и держалась приморская проза.

Роман «Сны Флобера» Александра Белых, поэта и прозаика, переводчика классической японской поэзии, стал явлением по-настоящему новой дальневосточной прозы, можно сказать, в романе предпринята удачная попытка действительно художественного синтеза культур запада и востока.

Константин Дмитриенко в своих произведениях разрабатывает золотую литературную жилу – он обратился к мифологии гражданской войны, таежным легендам, преданиям дальневосточного мира. Его «Сипайла-сага» в жанровом отношении представляет собой именно сагу, то есть произведение, где реальность напоминает миф, а миф становится реальностью.

Повести Евгения Мамонтова «ДВЖД-лирика», «Неправильный глагол», «Романтики», «Номер знакомого мерзавца» - это качественно иная проза для Приморья, современная по языку, интонации, и городская по атмосфере и персонажам, которые никакие, казалось бы, не герои, а просто жители, к примеру, Владивостока, и у каждого в душе своя вселенная, туда-то и удается проникнуть Мамонтову.

Книга Василия Авченко «Правый руль» стала для приморской литературы настоящим прорывом к читателям всей страны, а для них - открытием новых горизонтов, где вдруг всплыл из тумана почти мифический город Владивосток. Последняя вещь Авченко - «Кристалл в прозрачной оправе: рассказы о воде и камнях», развивает очень личную манеру автора – говорить о приморской жизни, да и о жизни вообще, включая жизнь дальневосточного народа, воды, камней и облаков, - точно, влюбленно и образно.

Умение рассказывать мгновенно захватывающие истории, в которых реальность сегодняшнего дня наполняется волшебным содержанием, отличает прозу Лоры Белоиван. Она создает тот род литературы, который уже давно стали называть магическим, или фантастическим реализмом.

Литература Приморья: будущее

Литература в Приморье – это волна, что набегает на побережье и отходит, и ритм этот очень прихотлив, весь во власти времени и природы. Кто знает, какой предстанет перед читателем сегодняшняя карта приморской прозы через десятилетия – возможно, она изменится: какие-то имена и произведения уйдут в тень, а какие-то, наоборот, станут крупнее.

Но это станет свидетельством, что она жива, главное, жива. У приморской литературы есть выход к морю, к пространству, откуда приходит будущее, которое изменяет прошлое.

Интересные материалы