Павел Пятыров: Смотришь Discovery и перенимаешь повадки ворон, лисиц, голубей и котов

Разговор с актером приморского Театра молодежи.

Актер приморского Театра молодежи Павел Пятыров, прекрасно исполнивший роль Полиграфа Полиграфовича Шарикова в спектакле «Собачье сердце», объясняет, почему профессор Преображенский был в ответе за того, кого он приручил, и каково это – быть собакой.

Про начало

Быть актером я захотел, наверное, класса с пятого. Тогда я безумно фанател от фильмов с Джеки чаном, и особенно нравилось, что все трюки он выполняет сам. Была мечта стать таким, как он, сниматься в кино, выполнять все эти сложные трюки самостоятельно.

Но родители мне этого не позволили, и после школы я поступил в ДВГТУ на другую творческую специальность «водоотведение и водоснабжение», и по окончании должен был стать, грубо говоря, сантехником с высшим образованием.

Доучился до пятого курса, но все-таки решил, что нет, не мое, и отнес документы в Академию искусств, прошел все вступительные испытания и поступил. Худрук Театра молодежи Юрий Гончаров пришел на наш дипломный спектакль и потом пригласил меня на собеседование.

Про первую большую работу

Роль Полиграфа Полиграфовича Шарикова – это действительно моя первая большая работа, хотя эта роль изначально предназначалась совсем другому актеру. Если вы присмотритесь, то на афишах с витрувианским человеком да Винчи увидите не мое лицо. Режиссер заставлял меня пересматривать фильм, перечитывать книгу.

Книгу я действительно перечитывал регулярно, а фильм посмотрел всего один раз – пытаться переиграть Владимира Толоконникова, я считаю, бессмысленно, нужно искать свои ходы. Обычно в таких ситуациях актеры говорят: я пытался пропустить роль через себя, понять героя, пережить его ситуацию. А я считаю, что надо просто надеть шкуру персонажа и посмотреть на мир его глазами.

Про собачью работу

На втором курсе Академии нам говорили приносить зарисовки на животных, и вот ты сидишь смотришь Discovery и перенимаешь повадки ворон, лисиц, голубей, котов. И вот если с котами и собаками более-менее понятно, то попробуй, покажи голубя.

И вот я посмотрел, как собака двигается, как смотрит, одним глазом, другим глазом – вот и все.

Павел Пятыров
Павел Пятыров

Про Полиграфа Полиграфовича Шарикова

Своего героя, когда он уже стал человеком, я оправдывал тем, что мы в ответе за тех, кого приручили.

И, на мой взгляд, спектакль именно об этом. Ведь собака профессору нужна была исключительно для опытов, и он даже говорит такую фразу: «Что? Не сдох еще? Ну, сдохнет». А не тут-то было: собака оказалась живучей. Да мало того, что выжила, еще и эволюционировать начала. А профессор ей совсем не занимался, наблюдал только со стороны.

И не надо забывать, что у Шарикова была плохая наследственность со стороны Клима Чугункина – балагура, хулигана и пьяницы, и она брала свое. Человеческое в этом смысле взяло верх над животным.

Про животных

У меня дома собака, кошка и попугай, причем собака и кошка одинаковой окраски, правда подружиться у них пока не получается. Кошке – 14 лет, а щенку – шесть месяцев, он пытается с ней играть, а она не хочет.

Про Мефистофеля и Бегемота

Я бы хотел сыграть Мефистофеля в «Фаусте» Гете, ну или хотя бы для начала кота Бегемота в «Мастере и Маргарите» Булгакова. И тогда была бы какая-то логика: и кота сыграл, и собаку сыграл. А вообще мне нравятся такие демонические герои, с чертовщинкой, с мистикой, с противоречием: живое-неживое.

Героев в амплуа «героя» пруд пруди: вышел атлетический блондин с голубыми глазами, всех победил, и что? А тут внутреннего обаяния должно быть очень много, хотя и обаяния зла, конечно. Но нам всегда говорят: ищи в добром злое, а в злом доброе, персонаж не должен быть прямолинейным. И если найдешь это золотое сечение того и другого, тогда круто получится.

Про профессионализм

В актерской профессии невозможно достичь какого-т пика, это постоянный процесс саморазвития и он будет идти, пока не остановится сердце. Потому что здесь нет такого, что дошел до определенной точки и все, профессионал, у тебя каждые день меняется видение, как-то достраивается мировоззрение.

Актер же – это человек без лица, и амплуа – это, грубо говоря, крест на тебе как на актере. Вспомните того же Александра Демьяненко – он же «Шуриком» стал навсегда. Единственная его драматическая роль в фильме «Карьера Димы Горина» - и все.

Павел Пятыров

Про выход на сцену

В первый раз было, конечно, очень страшно. И вот сейчас, когда я вижу, что спектакль в афише, мне нормально, я прихожу надеваю костюм, мне нормально, но вот когда я слышу первый звонок, а потом второй, а потом третий, и я понимаю, что назад не убежишь, пути отрезаны, мосты сожжены, и вот этот стук сердца, который даже в висках отдается, и кажется, что время то ускоряется, то замедляется…

И мне это безумно нравится, несмотря на то что это безумно страшно.

Про «Игру престолов» и смерть нас цене

С нетерпением жду входа очередного сезона «Игры престолов», но кого там сыграть? Там всех убивают. На первым курсе на посвящении в студенты нас всех по очереди клали в гроб, закрывали крышкой и заколачивали гвоздями, поэтому через эту инициацию я уже прошел.

Ложиться в гроб в спектакле страшновато, но если другого выхода нет, значит надо лечь.

Про чипсы и сотовые телефоны

Больше всего раздражает, когда хрустят чипсами и сухариками, потому что ты часто в театре с самого утра и еще не ел. А кода в зрительном зале звонит телефон, мне просто хочется остановить сцену и сказать: «Ничего-ничего, мы подождем. Теперь можно? Спасибо!».

Про будущее

Очень хочется попасть в кино – хоть маленькую роль, но сыграть. «Камера, мотор, экшн, начали!» - это прямо для меня. Хотя театр, безусловно, сложнее и интереснее: если на сцене ты допустил ошибку, то не скажешь: давайте вернемся назад и переснимем.

Когда забываешь слова на сцене – ощущение неприятные, бывает, что забыл свои слова, а смотришь с недоумением на партнера, типа: и что молчим? А потом понимаешь, что должна быть твоя реплика.

Но бывает, что партнер подсказывает: может, ты хочешь что-то мне сказать? - Да! Я хочу тебе сказать, не отвлекай.

Про славу

На улицах пока не узнают и за автографами не подбегают. Наверное, это было бы приятно, значит, люди ходят в театр. Я пойму, что моя карьера актера сложилась, когда получу звание «Заслуженного артиста России», потом «Народного артиста России», а потом «Народно Заслуженного»!

Интересные материалы