Сергей Боровков: Местные киношники снимают одни "блокбастеры"

Кинорежиссер об особенностях местного кинопроизводства и новых планах.
Метки: кино

Короткометражный фильм "Иваныч" владивостокского режиссера Сергея Боровкова в сентябре 2017 года завершил свое кинофестивальное шествие. Побывавший на нескольких международных кинофорумах фильм о судьбах удэгейцах, живущих на севере Приморского края, стал оправной точкой для съемок новой короткометражки.

Мы поговорили с Сергем об особенностях местного кинопроизводства, новых съемках и о том, как найти средства на реализацию своих творческих планов.

- Фильм "Иваныч" снимался достаточно долго...

- "Иваныч" снимался осенью 2015-го, а затем монтировался в течение года. Вся история снималась документально, грубо говоря, никакого сценария не было.

Съемки проходили в Агзу - одном из самых отдаленных сел Приморского края. Там, на севере Тернейского района в резервации живут в основном местные жители - удэгейцы, порядка 150 человек. Хотя браки смешанные, так что настоящих удэгейцев осталось не так уж и много. Добраться туда можно только на самолете, а потом на вертолете. Один раз в неделю.

У нас уже на руках были все билеты, а вот с бюджетом не задалось (ровно за неделю до вылета нам сказали, что денег не будет). Так как у нас все уже было договорено с доставкой, с проживанием и прочим, мы режили все-таки поехать, посмотреть натуру и может быть переписать сценарий. Взяли с собой камеру, немного света и звук. Поехало у нас три человека: я, Максим Матюнин и Константин Петрук.

Трейлер фильма "Иваныч":

Совершенно случайно там понакомились с тем самым дедом, который играет в фильме главную роль Иваныча - Георгием Ивановичем Суляндзигой. Каждый день на протяжении двух недель мы с ним понемногу разговаривали, чем-то ему помогали.

Каждый день он нам рассказывал какие-то истории про себя, про свою жизнь. В один из дней он нас повел на местное кладбище и мы были очень удивлены тому, что на нем бОльшая часть женских могил.

Оказалось, что мужики в основной своей массе ходят умирать в лес. Они же все охотники и рыбаки, и когда понимают, что сил больше нет и ружье поднять они уже не могут, мужики уходят в лес, грубо говоря, на свою последнюю охоту. Чтобы не быть обузой своюим детчям, внукам и прочим.

Не знаю, можно ли это называть традицией или обычаем, но как-то так у них исторически сложилось.

Геогий Иванович жил с внучкой и морально уже готовился к этой "последней охоте".

Мы начали его снимать. Та история, которая у нас изначально была в мыслях, была похожа по смыслу, но по сюжету она была абсолютно другой. Поэтому мы решили снимать его документально и немного моделировать ситуации, которые могли бы случится. К сожалению, впоследствие они и случились, потому что Георгий Иванович умер через два месяца как мы закончили съемку.

Фильм получился весьма для нас неожиданным, потому что мы вроде как и не собирались его снимать. Все-таки мы ехали смотреть локацию и искать историю, оказалось, что история перед глазами и нам даже не надо было искать актеров. Из-за того, что материала было много (по большому счету на две, абсолютно разных истории), мы довольно долго монтировали фильм и только в 2016 году он вышел.

Мы начали отправлять его на кинофестивали и в итоге он попал на самый крупный фестиваль в Иране (из четырех тысяч заявок там выбрали 60 участников), где мы были одни из России, потом мы попали в Дакку (Бангладеш), Киев, Клайпеду, Пусан и т.д. Ну и на "Меридианы Тихого", конечно.

- А в Канны? Потому как присутствует периодический восторг местных жителей от попадания наших доморощенных киношников в программу Short Film Corner в Каннах...

- С одной стороны это небольшое лукавство, а с другой - и не лукавство вовсе. Для молодых режиссеров попасть в Канны на Short Film Corner, наверное, классно. Они попадают в тусовку Каннского фестиваля, могут ходить на премьеры, видеть как эта индустрия выглядит изнутри и прочее.

Все-таки аудитория Каннского фестиваля это профессионалы, люди, причастные к кинематографу, а не бизнесмены и жены богатых мужей. Эта программа хороша тем, что ты можешь показать свой фильм продюсеру, тем людям, которые тебе необходимы, для того, чтобы они дали финансирование на этот проект, либо на новый. Это, безусловно, возможность привлечь кого-то из индустрии.

А лукавство это, потому что в эту программу попасть весьма просто. Если не ошибаюсь, то из четырех тысяч заявок, туда попадает три с половиной тысячи. Заявка стоит 100 евро и попадают практически все. Программа эта создана как раз для того, чтобы подерживать студентов и молодых кинематографистов, которым нужно питчинговать или презентовать какие-то новые проекты.

Хотя, по большому счету, это никакое не достижение.

- Это ваш фильм первый, который побывал на столь многих фестивалях. Но "Сабс" Глеба Телешова все-таки не переплюнули?

- Конечно, самый титулованный фильм, снятый владивостокским режиссером - это "Сабс". Он был на более престижных фестивалях, он был на форуме Berlinale, в одной из самых крутых и инновативных программ молодого кино. В то время фильм был в конкурсе с очень крутыми режиссерами, плюс это полнометражное кино.

Конечно, в то время фестивали открывали новые горизонты, во многом открывали Россию. Конечно, это ни в коей мере не умаляет заслуг этого отличного фильма, но, на мой взгляд, во многом успеху способствовало то, что фильм был во многом экзотичным и неожиданным для Европы:  город на берегу Тихого Океана, упавший "железный занавес", выбор Керуака в качестве источника и т.д.

И вот через 20 лет наша короткометражка поехала по фестивалям.

У нас ведь немного странная история. Из-за того, что мы живем во Владивостоке и делаем это кино во Владивостоке, то по большому счету, кроме вдохновения от нахождения в соответствующей киношной среде, новых знакомств, которые в перспективе могут оказаться очень полезными, возможности смотреть такое же молодое кино со всего мира - ничего.

Но, конечно, ты видишь тенденции, ты видишь как люди работают, это очень здорово.

- Много копий сломано в рассуждениях о нашем местном кинематографе, про его странное существование и развитие. Для чего владивостокские режиссеры снимают фильмы во Владивостоке? А это, на минуточку, полнометражные картины про зомби, криминальные боевики, фантастика и т.д.

- На это вопрос у меня нет прямого ответа, по крайней мере мы никогда не пытались снимать фильмы про зомби. Для нас, для тех ребях которые со мной работали, интересно снимать про те проблемы, которы нас заботят в настоящий момент, как это было с теми же самыми удэгейцами. Несмотря на все разговоры про большое финансирование, сохраненные обычаи и прочее, мы своими глазами увидели как они там живут.

По большому счету народ занимается только тем, что пьёт. Они менее чем за 100 лет почти полностью забыли родной язык, наползаемая тотальная урбанизация - молодые всеми силами стараются оттуда уехать как только закончат школу. Про это было сложно не снять. Если хотите, это была моя гражданская позиция.

Если говорить про фильмы про зомби, то я не совсем понимаю, для чего их снимают. Ну, во-первых, у них никогда не будет никакой прокатной судьбы, во-вторых, это продукты, которые сделаны на очень плохом уровне, если говорить объективно. Ну никогда здесь не будет Голливуда без Голливуда.

Ребята пытаются играть в больших кинемаграфистов даже при отсутствии внятного финансирования. При этом примеров авторского кино, которое сделано за минимальные деньги, в мире огромное количество. Оно побеждает на фестивалях, становится культовым и т.д. И с фильмами про зомби бывают такие штуки. Например тот же самый фильм "Реальные упыри". По большому счету ребята его сняли за свои деньги, просто у них было огромное количество опыта до этого.

Так что, если говорить про наши местные боевики и пародии на боевики, то это просто смешно. Люди, которые их снимают, почему-то относятся к этому серьезно, хотя на мой взгляд, если бы они относились к этому с иронией и улыбкой, в результате продукт был бы лучше. Это был бы стеб над тем, что они делают. А так, получается, что это очень плохо и при этом очень серьезно.

- Если говорить о новых идеях и планах...

- Ровно год назад мы тем же составом, что снимали "Иваныча", задумали снимать новый фильм.

Вновь нам помогает успешный московский продюсер Маша Антонова, которая работала в продюсерском центре Миндадзе, а затем делала несколько короткометражек в Москве и была одним из продюсеров фильма "Иваныч".

Рабочее название нашей новой работы "Эльдорадо".

Снимать мы его собрались в Дагестане, хотя история в картине достаточно универсальная и могла произойти где угодно.

Просто так получилось, что эту историю мы увидели именно в Дагестане и решили снимать именно там, просто потому, что она изначально основана именно на дагестанском материале.

При этом, часть денег на съемки мы нашли здесь. Благодаря прекрасной Екатерине Каюковой, с которой мы случайно познакомились на съемках музыкального видео группы TOTEM и которая как меценат дала большую часть бюджета нашего фильма. Также, как всегда, нам очень помогает Лариса Белоброва.

При этом, никто не требует каких-то возвратов и заработков на фильме. Я думаю, что Ларисе и Кате просто понравился сценарий и то, что в нем заложены какие-то идеи, которые они разделяют.

Екатерина Каюкова
экс-лидер логистической компании "Четыре Льва"
- Я прочитала сценарий и мне понравился тот посыл, который там заложен. Это история о поиске смысла жизни, в которой многие смогут узнать самих себя. Помогая ребятам, я хочу оставить что-то ценное в этом мире и после себя. То, что позволит людям задуматься о смысле их существования. То, что поможет сделать людям их правильный выбор.

А история в фильме про то, что многие люди в какой-то момент жизни задают себе вопрос  типа "А правильно ли я все сделал в своей жизни?". И зачастую сами себе не могут на него ответить.

У нас фильме тоже нет на это ответа, но мы попытались правильно сформулировать вопрос и его задать.

Наш фильм будет ассказывать о человеке, который из-за своей рутины не может вырваться из цепи событий, чтобы поехать за несколько сотен километров в город, чтобы поздравить своего сына с рождением ребенка. Не может поехать к сыну и увидеть внука из-за рутины, которая занимает всю его жизнь.

Лариса Белоброва
актриса театра им. Горького
- Мне очень импонирует то, что делает Сергей. Нас связывает довольно длительные творческие отношения. Но поддерживаю я его совсем не по дружбе. По дружбе порой тяжело давать деньги. Просто я действительно считаю, что он по-настоящему талантливый молодой человек. 

У нас есть отличный кастинг-директор Владимир Голов, который работал с Германом-старшим, работал над фильмом Кантемира Балагова "Теснота". Играть в фильме будет часть дагестанцев и часть ребят, которые живут и работают в театрах Москвы и Санкт-Петербурга.

Снимать мы будем в селе Леваши, районном центре Левашинского района Дагестана.

Это совершенно фестивальное кино. К сожалению, в России короткометражное кино никто не покупает и нигде его не показывают.

Кроме нескольких фестивалей и интернета в России наш фильм его мало что ждет, мы это понимаем. Если его получится продать в Европу, то это будет великолепно.

- Правильно ли я понимаю, что сейчас съемки в Дагестане, потом где-то еще, а потом ты плавно отсюда уезжаешь куда-то работать и жить.

- Не считаю, что ты должен снимать там, где ты родился. Тем более те истории, про которые мы снимаем кино достаточно универсальны. Естественно, когда ты начинаешь думаешь о месте, в котором эта история могла происходить, то ты начинаешь выбирать это место исходя из внутренних соображений. В данном случае мы как-то подсознательно выбрали Дагестан. Из-за невероятных гор и потому, что там есть какое-то отчуждение и чувство одиночества, которое можно этими пейзажами подчеркнуть. Там оно более явное, его проще снимать.

Если честно, когда мы оказались там впервые, я вообще не верил, что нахожусь в России. Пейзажи абсолютно швейцарских Альп или каких-то гор, которые ты в детстве видел на картинках или заставках Windows.

При этом современная цивилизация врывается в традиционный уклад семей, которые живут вдали от городов, что меняет этот уклад, на мой взгляд, не всегда в лучшую сторону.

В свое время Николай Хомерики снимал во Владивостоке свою "Сказку про темноту". В общем, не думаю, что утверждение о том, что снимать нужно там, где ты родился является какой-то догмой.

У меня нет какого-то конкретного плана уехать из Владивостока, при этом, если у меня появляются какие-то съемки в Москве, центральной России или за границей, то я соглашаюсь, если эти съемки мне интересны. При этом, живу я здесь и даже если буду где-то работать девять месяцев в году, три месяца я обязательно буду проводить здесь.

- А есть какое-то пожелание местным ребятам, которые занимаются кино?

- Мне бы хотелось, чтобы местные ребята в первую очередь думали головой. На мой взгляд, то, чем занимаются местные ребята - сплошное копирование. Увидели в кинотеатре или по телевизу, и пытаются это воплотить здесь. Но в таком случае, ты должен быть очень умным и соизмерять свои силы и свои ресурсы. Чтобы у зрителей не возникало вопросов почему у вас так мало денег, почему это так плохо снято и т.д.

Конечно, съемка на не очень хорошую камеру может стать твоим творческим приемом, и тогда ты станешь интереснее и сильнее. Но у нас отчего-то все хотят сделать сразу очень круто, но естественно, у них это не получается: нет такого количества аппаратуры, света, нет образования и т.д.

Даже если будет бесплатная аппаратура от Фильмкомиссии Приморского края, которая сейчас появилась, не будет такого количества людей, которые на этой аппаратуре могут работать. Тебе в любом случае нужна будет огромная бригада людей, которые эту аппаратуру будут обслуживать, элементарно перевезти с места на место. При этом, это все, даже при наличии бесплатной аппаратуры, сразу в разы увеличивает бюджет, которого здесь и так нет.

- Ну так и с чего им начинать? С короткометражного кино, с артхауса?

- Логичнее начинать с короткого метра. На нем ты набьешь руку, на него проще найти финансирование, а если это совсем простой проект, его можно снять и на свои деньги.

При этом профильное образование (которое полностью отсутствует на Дальнем Востоке) здесь, наверное, не самая первоочередная вещь - в мире много успешных режиссеров без него. Тут скорее важна насмотренность. Отсутствие в регионе проектов, направленных на развитие индустрии и среды, в которой ты можешь "вариться" и обсуждать свои проекты тоже важно.

При этом в России есть удивительные вещи. Например, режиссер Александр Сокуров, который живет в Санкт-Петербурге, в 2010 году набрал курс студентов в Кабардино-Балкарском государственном университете имени Х.М. Бербекова в Нальчике, и пять лет с ними занимался. Из этого курса выходят Кантемир Балагов, который снял "Тесноту" и получил приз ФИПРЕССИ в Каннах и гран-при "Меридианов Тихого" в этом году. Из десяти человек, которые учились на курсе - три-четыре скорее всего будут иметь хорошую режиссерскую судьбу.

- А почему "Меридианы Тихого" не создают здесь эту среду?

- "Меридианы Тихого" мог бы ее создавать, но почему-то местным ребятам-режиссерам совершенно не интересно авторское кино, которое интересно кинофестивалю. Здесь почему-то все хотят снимать "блокбастеры" голливудского уровня, при этом до самого этого уровня не дотягивая даже в перспективе.

Интересные материалы