Наталья Винокурова: Я думала, что умру в своей «Сказке»

История скромной девочки и большой сказочницы приморского телевидения.
Метки: люди

Наталья Винокурова – телеведущая, которую несколько поколений приморцев сразу узнает по голосу. Тысячи писем, 25 лет на экране, и та самая легендарная детская телепередача «Сказка за сказкой», которой может гордиться телевидение Приморья. 

Как скромная девочка из Комсомольска-на-Амуре стала диктором и самой большой сказочницей Приморья, выяснил PrimaMedia.ГОРОД. 

Закрытый порт Владивосток 

На телевидение я попала случайно. Хотя теперь я знаю, что ничего в жизни не бывает случайного. Когда была ребенком, то участвовала в самодеятельности. Наверное, это как-то и привело к этому. Был объявлен конкурс дикторов на телевидении города Комсомольска-на-Амуре, где я жила и работала. Я пришла туда и стала работать.

У меня была самая маленькая третья категория в работе диктора. Просто так во Владивосток попасть было нельзя, город был закрытым, а тут мне дали две путевки на выбор – либо в хабаровский дом отдыха, либо в столицу Приморья в дом отдыха «Тихоокеанский». И мне очень захотелось оказаться именно во Владивостоке. 

Цветы, колени и Приморское телевидение 

Я приехала во Владивосток в сентябре. Бархатный сезон, все замечательно и чудесно. И в доме отдыха у меня случился курортный роман. Ну повстречались и разошлись. А он работал главным инженером на местной нефтебазе. А потом он мне позвонил из Владивостока и сказал, что у них объявлен конкурс дикторов. 

Я пошла на Главпочтамт и девочкам сказала, что мне надо как-то соединиться с Приморским телевидением. Тогда главным режиссером был Юрий Петрович Летягин. Говорю ему по телефону, что я диктор телевидения, у меня есть третья категория, хотела бы принять участие в конкурсе. Он очень обрадовался, сказал, что наличие категории - это очень хорошо. И поинтересовался, есть ли мне, где жить.

Этот вопрос меня озадачил. Думаю, жить-то негде, но ответила: «Жить на первое время есть где. А дальше – не знаю». Он сказал, что берут на работу с  только с местной пропиской, чтобы я все обдумала. И мы на этом расстались.

Звонит вечером мой жених и говорит:

- Ну, что?
- Ничего. Да и мне негде жить.
- Как негде жить? У меня.
- В качестве кого?
- В качестве жены.
- Таким образом, ты мне делаешь предложение?
- Ну, ты – девочка романтичная. Тебе, конечно, хочется, чтобы были цветы, колени, рука и сердце.
- Ну, хотя бы часть из этого набора.

Он приехал в Комсомольск-на-Амуре, сделал все, что нужно - и цветы, и колено, и предложение. Так мы и подали заявление в ЗАГС. 

Таких не берут в космонавты 

Был 1974 год, конкурс проходил как раз в то время, когда во Владивостоке Леонид Брежнев встречался с президентом США Джеральдом Фордом. Я приехала, такая скромно одетая девочка, мне было 25 лет. Меня послушали, посмотрели. Семен Юрченко тогда возглавлял телерадиокомпанию. И мне сказали, что не подхожу.

Мой муж ждал меня как раз в сквере Суханова. И вот мы встречаемся, муж раскрыл руки в объятиях, а я ему упала и рыдаю: «Знаешь, таких не берут в космонавты». Он говорит: «А ты вообще попросила, чтобы тебе дали передачу, чтобы тебя послушали, что ты что-то сказала? Если ты хочешь работать диктором, то иди. Если нет, то будем искать что-то другое». 

Я вернулась и попросила меня послушать и посмотреть. Мне дали текст музыкальной передачи и назначили день. Я пришла, сняла пальто. И когда стала работать в кадре, видимо, заинтересовала их. Сказали, чтобы побыстрей устраивала свою личную жизнь и возвращалась к ним. Вот так я и перебралась во Владивосток. Приехала 13 января 1975 года, а 3 февраля приступила к работе. 

Жизнь на ТВ

Первую передачу, которую мне дали, была детской. Когда я сюда пришла, здесь была замечательный диктор Эля Куценко. И когда она уходила работать на радио, то сказала, что теперь спокойна за детскую редакцию. 

У нас было творческое объединение «Юность». Редакцию возглавляла Галина Яковлевна Островская. Я вела «Новости», «Автограф дня», «Красную звезду», «Примите поздравления», «Домашний зоосад» и «Сказку за сказкой». 

Очень интересно, когда эфир проходил с людьми. Видно было, как волновался человек, и я это волнение брала на себя. Нас учили, что, в первую очередь, это человек в кадре, а ты – уже потом. Важно то, что думает этот человек. 

Перед тем как мы шли в эфир, Галина Яковлевна всегда наставляла нас. Она была великолепной ведущей, у нее даже была своя программа об артистах. Она всегда говорила, что прежде чем уйти на интервью, она всегда много-много читает об этом человеке. И порой знает о нем больше, чем даже он сам о себе. Вопросы она задавала очень интересные, корректные, умные. Это была журналист с большой буквы. 

С Инной Прокопенко, ведущей "Примите поздравления" (слева)

Мы свою работу не просто любили – мы жили работой. У нас был изумительный коллектив творческих людей в каждой редакции. Замечательные операторы. С ними нельзя было ссориться, а то некрасивая будешь в кадре. Но они тоже дорожили своей профессией, своим именем. 

Когда в эфир стали выходить редакторы, конечно, сразу чувствовалось, что они долго этого ждали и, наконец, выпустили джина из бутылки. Говорили безграмотно, ударение неправильно ставили. Нам, дикторам, было очень это заметно, потому что нас за это страшно наказывали. Москва ведет работу хорошую с дикторами. Нашим еще тоже надо поучиться. Как-то услышала «АэропортА», так споткнулась дома. 

Этой профессии так просто не научишься. Нужно любить людей, любить свое дело. Важно чувствовать, что ты – человек, что ты – умный человек. Надо много читать и много знать. 

Выгонят из телевидения, приходите в цирк! 

У нас была передача «На арене цирка». Мы сначала снимали дрессировщиков с животными, потом уже заводили в кадр детей, и дети задавали вопросы. Помню, был дрессировщик Багдасаров. Он предложил мне войти в клетку с тигром. Он удивился, что я согласилась. 

Я знала, что животные не любят резкие запахи, понимала, что надо себя так вести, чтобы не раздражать его. Когда я стала тигра гладить и трепать, он ударил лапой по микрофону. Я ему погрозила пальцем и сказала: «Ты знаешь, за это могут наказать твоего дрессировщика». 

Багдасаров тоже испугался. Он не ожидал такой реакции ни от меня, ни от тигра, и встал между нами. Сказал: «Если вас выгонят из телевидения, приходите в цирк! У вас есть кураж». На работе по этому поводу вой был большой. Отругали за то, что пошла к хищнику в клетку. 

Я люблю всех животных. Я помню, с каким бы животным мы ни делали передачу, мне обязательно хотелось его потом завести. Работала с тиграми, медведями, удавами и пауками.  Но я понимала, что это невозможно. Помню, однажды мне сын сказал: «Мам, если я приду, и у нас на балконе будет топтаться слоненок, то я не удивлюсь». 

Запись передачи "На арене цирка"

Примите поздравления 

Одна женщина написала: «Мы с мужем прожили достаточное количество лет, все было хорошо, но сейчас с ним случилась беда, нам помогает его друг. Мы очень ему благодарны. Поставьте, пожалуйста, песню «А без тебя бы ничего здесь не стояло».

Она от чистого сердца сказала, а получилась маленькая подоплека. 

А мы случайно не знакомы? 

Один раз я ехала в троллейбусе домой после эфира. С прической, макияжем. И какой-то мужчина на меня все время смотрел и смотрел, а потом спрашивает:

- Скажите, а мы случайно не знакомы?
- Знакомы. Я же у вас в гостях бываю.
- А давно?
- Позавчера!
- Да? И вчера были?
- И вчера была. И сегодня. Вот только от вас еду домой.

Мужчина смотрел на меня, вытаращив глаза. Пассажиры вокруг уже сразу поняли, в чем дело, начали смеяться. А я им показываю, чтобы не говорили ничего.

И вот его остановка, он вышел, стоит на тротуаре. Тут дверь троллейбуса закрывается, я выглянула в окно и помахала ему рукой. И тут его осенило. Видимо, окно ему напомнило экран телевизора. «Вы - диктор!» - закричал он. Троллейбус уехал, мы еще долго смеялись с пассажирами. 

Сказка за сказкой 

«Сказку за сказкой» привезли известный и талантливый режиссер Роза Салюк и оператор Фарит Уразбаев. Они были в Хабаровске и увидели эту программу. Сначала передача была по образу и подобию хабаровской. Мне сказали так: «Ты читаешь сказку в эфире, у тебя книжка в руках. А художник тут же рисует на глазах у изумленного детского зрителя». Мы ее так сначала и делали. 

Потом нам захотелось что-то поинтереснее придумать. Были приглашены студенты художественного факультета нашего института искусств. Они придумали, чтобы у зверюшек вертелись ножки и ручки. 

Потом появилась очень талантливый художник Людмила Конончук. Мы с ней так сдружились, что дружим и по сей день. Мы с ней обговаривали сказку, порой я не всегда соглашалась с характером персонажа, который она придумывала. Мы спорили, но в споре рождалась истина. Получались интересные сказки.

"Сказка за сказкой" и "Домашний зоосад"

Позже решили, что сказку нужно делать немного по-другому. Я стала наряжаться в персонажей. Была то бароном Мюнхгаузеном, то клоуном Пец. Мы стали давать задания детям, какие-то загадки, они присылали нам ответы, свои рисунки и поделки на конкурс. Мы сотрудничали с каким-нибудь заведением, где делали тортики, пирожные или с магазином игрушек, чтобы наградить детей. 

Писем было очень много, даже от взрослых. Писали о том, что передача имеет какой-то эффект, что им становится физически легко. Не знаю, как уж она излечивала, может быть, морально. Но было приятно это читать. Одна девочка прислала поделку на конкурс, она нарисовала на батике свой страх. И написала в письме, что теперь она не боится, потому что страх нарисован. 

Все письма и поделки долгое время оставались на телевидении, а потом все исчезло. Аннулировали не только письма, но и кассеты, на которые были записаны наши программы. Их выбросили на улицу. Передаче было 25 лет, и когда шел 25 год, ее закрыли. Как и программу «Домашний зоосад», которую я вела. 

«И закатили они пи…» 

Цензура была даже в сказках, которые мы выдавали в эфир. У Константина Паустовского в «Стальном колечке» нам пришлось заменить мешочек махорки, который внучка Варюша несет дедушке, на горшочек меда. Хотя на центральном телевидении сказку рассказали так, как она была написана Паустовским. 

Чего только стоила фраза «И закатили они пир на весь мир!» Я им говорю: «Неужели вы думаете, что все дети после этого начнут пить?» - «Ты что, самая умная?» - заявляли мне в ответ.

Мне переписали эту фразу, но во время прямого эфира я все-таки сказала, как было изначально. Но даже это умудрились «запикать». Получилось – «и закатили они пи…». 

Новая история 

Когда я пришла сюда работать, мне нравилось, что профессия диктора всегда разная, что один день не похож на другой. Встречаешься с разными людьми. Это интересно и это засасывает. Как наркотик. 

Сначала этого не хватало, когда я ушла. Наверное, так было предначертано судьбой. Нужно было перелистнуть этот лист, начать новый. Я почувствовала, что во мне накопилось много нового, что можно отдать. 

В одной из художественных школ не хватало педагога по театру. Я предложила свои услуги и стала работать с детьми. Хотя я и педагог по образованию, но все же боялась, смогу или нет. А потом поняла, что смогу.

Теперь я работаю с большим удовольствием. Это новая страница в моей жизни, которая меня полностью увлекла. 

Те дети, которые меня узнают, теперь уже родители. И узнают сначала, конечно, по голосу. Потом приводят ко мне детей. Недавно спросили, где в интернете можно найти «Сказку за сказкой» или «Домашний зоосад», но мы перерыли весь интернет и не нашли. 

Учитель, врач, артист

Я думаю, что в моей телевизионной жизни все случилось. Я изначально думала, что никогда не уйду с телевидения. Но нельзя говорить: «Никогда». Я думала, что умру в своей «Сказке». Я начинала ее делать девочкой. Потом стала женщиной. Думала, что когда стану бабушкой, буду продолжать. Это передача без возраста. Но так случилось, что передачи не стало.

Я напророчила сама себе то, что в моей жизни случилось. Я любила три профессии: учитель, врач и артист. В Комсомольске работала фельдшером скорой помощи, после получения этой специализации.

В артисты учиться я не пошла, потому что в свое время были категорически против этой затеи родители. Но так случилось, что работая на ТВ, я все-таки попробовала себя как артист. В каком бы театре я могла играть Мюнхаузена или старика, или Снежную королеву? Теперь я - педагог. 

Мне не хватает на телевидении детских передач. Причем не о детях, потому что таких много, а именно детских передач для детей. Когда ребенок бросит все свои гаджеты и воткнется в экран.

Есть у нас канал «Карусель», там что-то пытаются делать, а хотелось, чтобы и наше приморское телевидение тоже подумало. Я знаю, это дорогие в производстве передачи, но они нужны. 

Сказка про Фифу

У меня прекрасные внуки – Алеша и Илья. Надеюсь, они меня любят. Потому что я их безумно люблю. Когда они приходят, они сразу хватают мой телефон. Я пытаюсь с ними говорить, отвлекаю, тормошу. Во что-нибудь играем.

Зато вечером, если они остаются у меня ночевать, они всегда просят рассказать сказку. Не прочитать, а именно рассказать. У нас есть сказка про Фифу, придуманная мной. 

Есть сороконожка, которую зовут Фифа. Она очень любит наряжаться и говорит: «Фи, это мне не нравится». Поэтому ее назвали Фифой. Каждый раз наша Фифа отправляется в разные путешествия.

То она едет на северный полюс, то она идет в цирк, то она учится кататься на коньках. Они мне дают тему: «Сегодня расскажи, как Фифа поехала в Африку». Я усаживаюсь и рассказываю, как Фифа поехала в Африку.

Текст и фото: Юлия Никитина.

Интересные материалы