Вход в пируэт: за что владивостокские зрители любят фестиваль «Мариинский»

Поговорили с теми, кто не побоялся прийти на встречу с прекрасным.

На исходе третья неделя триумфального шествия главного культурного события года – II международного дальневосточного фестиваля «Мариинский».

Национальные коллективы Китая уже показали свою смесь русского классического балета и шао-линьских техник, канадский музыкант Левкович отыграл сольный концерт на кончиках пальцев и по краю души, отпела оперная дива Шагимуратова, оттанцевал «принц русского балета» Владимир Шкляров, прошли премьерные «Конек-горбунок», «Летучий голландец», «Дон Жуан».

Неискушенная на первом фестивале публика в этом году уже вполне претендовала на звание знатоков и ценителей прекрасного, потому сдержанно рассуждала о вагнеровском «буре и натиске» и моцартовских «легкости и игривости».

Мы поговорили с теми, кто не побоялся прийти на встречу с прекрасным, надев джинсы и жемчуга, посчитал количество фуэте и рассмотрел капитальные метафизические намеки в кросс-культурных пересечениях.

Павел Девятинин, философ:

- Я не специалист в области изящных искусств, а скорее почитатель нашего Мариинского театра. И суждения мои не относятся к области искусствоведения. Полагаю, что столичность, о которой много говорится применительно к Владивостоку - ткется из событий. Мариинский фестиваль – событие столичной жизни. Олег Генисаретский любит напоминать важную мысль Мераба Мамардашвили: развитие бывает от развитости.

Мариинский фестиваль – это и есть развитие, прикосновение к высоким образцам культуры. Этот фестиваль дает нам возможность присутствия в мировом культурном пространстве. Нам как городу и городскому сообществу.

Для жителей Владивостока – это возможность выращивать в себе органы восприятия прекрасного. Очень жду встречи с операми «Летучий голландец» и «Кармина Бурана». Мы с супругой стараемся посетить если не все, то почти все премьеры фестиваля. Концерты удивительны. Просто удивительны.

Светлана Руснак, заместитель директора Приморской государственной картинной галереи:

- «Мариинский» фестиваль – это самый стратегический среди культурных проектов по тому качеству, которое демонстрирует маэстро Гергиев не только в плане приглашенных артистов, музыкантов, а в атмосфере фестиваля вообще, в неслучайности подбора произведений.

Например, балет «Сильфида», который был поставленный в Мариинском в 1837 году, сегодня показали китайский коллектив, и это подарок Китая нам, потому что китайский балет возрастал на русской школе. И вот такие параллели фестиваль как раз выявляет.

Мы традиционно привыкли говорить, что Владивосток находится на востоке России, и именно через такие исторические, культурные коды, через такие совпадения он является носителем традиционной русской культуры.

В прошлом году был юбилей Прокофьева, в этом году – юбилей Стравинского, Рахманинов, Щедрин – у нас есть возможность охватывать такие глобальные культурные явления и понимать, на каком фундаменте мы общаемся с регионами. Сейчас благодаря фестивалю во Владивосток приехали качественно совсем другие туристы – из Японии, Китая, Кореи.

Это красивейшая история, когда мы видим, как между разными нациями возводятся общие культурные мосты.

Леонид, математик:

- Я только что прослушал сольный фортепианный концерт Дмитрия Левковича – это лучший концерт в моей жизни. Музыкант отыгрывал фазовые соотношения, которых нет в нотах.

Когда исполнитель играет по написанному, мы получаем точное, но механистичное исполнение. Мельчайшие отступления от временных интервалов, заложенных в нотах, создают тот душевный пласт, который вкладывает исполнитель.

То есть сейчас музыкант играл свою душу через привнесение в произведение своего уникального восприятия мелодии – играл не мелодию, а свое внутренне ощущение этой мелодии и согласно этому ощущению выверял все музыкальные дистанции, музыкальные длительности, паузы – сообразно не нотам, а своему внутреннему ощущению, желаниям своей души.

Дмитрий, музыкант:

- Удручает только то, что перед вторым отделением рояль перенастраивал специалист из Японии, и перестроил на какую-то свою частоту – уже подтверждено, что у разных национальностей разное восприятие звуковых регистров, поэтому второе отделение мной воспринималось уже как полная какофония.

Но от первого я обалдел – в зале прекрасная акустика и чувствовалось, что Левкович прикасается душой к каждому звуку, а душа у него – прекрасная.

Марина, преподаватель:

- Впервые увидела, как дирижирует Гергиев. И хоть билет стоил для меня довольно дорого – 600 рублей, оно того стоило. Слушала симфонический концерт, посвященный 135-летию Стравинского.

Мне кажется, Стравинский как никто смог через музыку выразить русскую душу.

Андрей, бизнесмен:

- С женой стараемся посетить программу по максимуму. Я не думаю, что здесь нужна какая-то особая подготовка или особенно изощренный вкус – ничего сверх-сложного здесь не показывают, да и специалистов, способных это оценить, у нас нет.

Все вполне в рамках, но для Владивостока даже это – достижение. Вообще удивительно, что какие-то отчаянные головы вообще все это двигают.

Катерина, 46 лет, распространитель Oriflame:

- Знаете, что? Я вот считаю, что некультурно сюда приходить в джинсах и футболках. Неужели так сложно одеться нормально.

Почему вот я прихожу, надев жемчуга? Если холодно, то надо просто больше кушать, и не будет холодно.

Анатолий, пенсионер:

- Все нравится, плохо только что иногда без антрактов дают. Вот вчера, например, «Летучий голландец» давали без перерыва, публика уже изнемогала под конец, три часа все-таки, многие рванули в туалет, даже не дождавшись окончания спектакля.

Людмила Тимофеевна, бухгалтер:

- Хорошо, что такое происходит, но плохо, что когда Гергиев, задерживают на 30-40 минут. А у меня, между прочим, обед в 12.00 должен быть. Что же мне, конфеты из сумки есть?

И еще иногда бывает очень утомительно. Вот мне даже внучка позвонила, говорит: бабушка, ты сюда, как на работу, ходишь. А что делать? Надо как-то приобщаться.

Вот сейчас, например, играли что-то, мне показалось что-то сказочное, где много всяких животных, то птичка зачирикает, то кошка пробежит – «Петя и волк», кажется.

Потом в программке посмотрела – «Весна священная» Стравинского оказывается, про языческий культ и смерть девушки в танце, никогда бы не подумала, показалось что-то совсем детское.

Константин, предприниматель:

- Я впервые попал на концерт симфонической музыки в восемь или в девять лет – мама привела. Сейчас привел жену – она иностранка – показать, что у нас может быть. Мы долго выбирали, что посмотреть, в итоге решили балет и симфонический концерт.

Единственное, за что волнуюсь, чтобы наше внутреннее состояние и готовность воспринимать прекрасное были адекватны концерту.

Алексей, слесарь:

- Я сюда не по своей воле пришел, жена сказала ребенка привести, он учится на скрипке, ему надо, пусть подтягивается до мирового уровня.

Не, я не считаю, что спектакли под публику адаптируют. А на хрена? Пусть лучше публика дотягивается.

Николай, инженер:

- Вообще я мало понимаю в опере и не имею опыта для ожиданий. Посмотрел «Дон Жуана» и был приятно удивлен своим первым чувственным переживанием и эмоциональным откликом. Общее, что могу отметить относительно игры актеров - это шарм и обаяние как бы непринужденной небрежности, а еще флюиды отвязности и ненаигранной раскованности от актера, играющего Дон Жуана.

Финальная вершина данной истории - импровизированный ужин, где Дон Жуану вместо жаркого подается прекрасная девушка, напомнило сцену из культового фильма британского режиссера Питера Гринуэя "Повар, вор, его жена и её любовник". Жаль, в принципе, что после того, как Дон Жуан вслед за Командором провалился в Ад, остальные действующие лица еще что-то объясняли и рассказывали про себя – что, в общем, снизило пафос момента отказа главного героя от философии гедонизма в пылу мортальной очарованности и ставшей роковой гордыне.

В следующий раз, когда пойду, текст произведения прочитаю заранее, чтобы полностью отдаться эмоциям переживаний, а не следить глазами за бегущей строкой.

Интересные материалы