Екатерина Беляева: "Пуск" или как создать главный технологический фестиваль Дальнего Востока

Фестиваль "Пуск" становится одной из площадок Всероссийского фестиваля науки.

Четвертый фестиваль технологического искусства «Пуск» в этом году станет одной из площадок VII Всероссийского фестиваля науки, который пройдет в ДВФУ с 27 по 28октября.

Бессменный куратор фестиваля Екатерина Беляева рассказала про сложности организации подобных больших проектов, про президентские гранты, сверхзадачи фестиваля и о том, почему технические помещения в цокольном этаже – лучшее место для искусства.

- Как получилось, что «Пуск» теперь будет проходить под эгидой ДВФУ?

- Оргкомитет VII Всероссийского фестиваля науки вышел на меня, чтобы мы с командой предложили интересный арт-контент внутри события, и, подумав, я решилась сделать «Пуск» одной из площадок.

Формат «Пуска» - технологически сложные площадки и интересные участники с интерактивными проектами и проектами виртуальной реальности – как раз удачно вписывался в концепцию фестиваля науки.

- Получается, что в этом году вы уходите больше в сторону технологий? Ведь даже название фестиваля поменялось.

- Да, потому что с одной стороны, хочется развивать инженерную мысль, с другой – чтобы команды учились работать в коллаборациях: инженеры, дизайнеры, специалисты по автоматизированным системам управления смогут вместе проектировать интересные движущиеся системы, интерактивные объекты, подключать зрителей к коммуникации.

- После третьего фестиваля ты, кажется, говорила, что не готова снова браться за что-то подобное?

- В том году действительно была жуткая усталость, связанная с тем, что площадка оказалась очень проблемной. Всё, начиная от переговоров с менеджером приглашенного артиста и заканчивая техническими моментами, шло тяжело.

Фестиваль мы проводили во Дворце детского творчества, его директор нас очень поддерживала, понимая, что это и есть творчество, но коллектив педагогов и административный состав был настроен критично и скорее недоброжелательно.

Постоянно не хватало рабочих рук, во время демонтажа мы повредили часть партнерского оборудования, и ущерб мне пришлось компенсировать из собственных денег.

Проект готовится очень долго – около полугода, а проходит все в один день: зрители пришли, посмотрели, где-то прокомментировали – и все, разгребать завалы остаемся мы и часто себе в убыток. Всё это на меня навалилось, и желание делать что-то еще пропало.

- И как ты из этого вышла?

- Осенью нас позвали в Хабаровск на фестиваль "Робомех", предоставили там лучшую площадку и бюджет. Местные архитекторы тоже органично вписались в наш контент. Словом, все прошло гладко благодаря принимающей стороне и положительным отзывам зрителей. После Хабаровска мне стали часто звонить, предлагать сотрудничество или коммерческие проекты.

То есть после той поездки все пошло проще и легче. Кроме того, писали многие участники и зрители «Пуска», говорили о важности его для города и просили не бросать. Так что я выдохнула и настроилась на следующий год

- Для тебя важна обратная реакция?

- С ней вообще как-то странно. Когда мы выложили в сети фотографии с первого проекта 2014 года, было много комментариев, что это притон и вообще наркоманское искусство.

Люди часто отрицают и критикуют то, чего не понимают или то, что для них ново. А в прошлом году мы удивились положительным комментариям и даже посмеивались с командой: мол, плохой знак, наверное, мы стали слишком тривиальны и понятны для публики.

- Что было самое сложное в организации прошлых фестивалей?

- Всегда есть очень длительный этап подготовки, связанный, в первую очередь, с поиском денег.

И это всегда моя головная боль – подготовить для каждого спонсора-инвестора коммерческое предложение, упаковать его в красивую презентацию. Таких у нас уже есть около сорока штук.

- По количеству участников уже понятно?

- Мы объявили на сайте набор заявок и до 17-го сентября будем их принимать, потом, 18-го начинается новый учебный год, и можно будет показывать участникам площади и помещения.

- Площадку сама выбирала?

- Да, я давно ее присмотрела: складские помещения, цокольный этаж, где на потолок выведены коммуникации и горит только аварийное освещение – все, как я люблю. И еще острие атаки – согласование площадей.

Я думаю, для ДВФУ это будет тоже своеобразным вызовом и проверкой на гибкость – отдать молодым командам и фестивалю такие помещения, в которых они привыкли видеть только технические этажи и склады, но никак не места для презентации технологического арта.

- А в чем прелесть?

- Место уже диктует определенную атмосферу: трубы, перекрытия – все это добавляет урбаничности. А помещения без окон позволят фестивалю проходить и днем. То есть откроемся мы, скорее всего, 27-го вечером, до 2-х ночи будет идти культурно-развлекательная программа, и весь следующий день мы тоже сможем работать.

На это нам указывают уже четвертый год – одного дня явно не достаточно для такого фестиваля. Мы обратили на это внимание и даем возможность посетить фестиваль все два дня.

- Узнаваемость фестиваля растет, как ты считаешь?

- Да, мне пишут уже представители больших архитектурных компаний и интересуются возможностями участия. Пока мы большого промо не делали, постепенно распространяем информацию. Уже есть договоренность, что приедут наши коллеги из Японии, из университета Йокогамы, они очень интересные, экстравагантные участники.

Мы пытаемся привлечь корейцев, тайванцев, москвичей. В этом году у нас есть возможность поселить членов команд в кампусе, что тоже является плюсом того, что мы теперь под патронажем ДВФУ. Конечно, при достаточном финансировании у фестиваля было бы больше возможностей для пиара, имиджевой продукции и привлечения бОльшего числа участников и зрителей.

Но пока что я верю, что все #ИдутНаВосток , так что, возможности для роста здесь безграничные.

- А то, что раньше за результат ты отвечала перед собой, а теперь будешь отвечать перед руководством университета, пугает или мотивирует?

- Я хочу, чтобы было круто и интересно. И, в первую очередь, именно это для меня мотивация к действию, так что дело вовсе не в руководстве. Скорее, есть желание показать московской администрации вуза, что у местных есть большой потенциал, который нужно и важно развивать.

Именно поэтому, в будущем хочется превратить фестиваль не просто в публичное ежегодное мероприятие, а в постоянно действующее кружковое движение, например, проводить хакатоны и воркшопы, привозить экспертов, стыковать проектные команды и демонстрировать важность взаимодействия инженерных умов с креативными идеями.

- На днях автономная некоммерческая организация "Де-Фриз" получила президентский грант 2 947 267 рублей на фестиваль технологического искусства "Пуск"...

- В апреле нашей организации исполнился год (срок, необходимый для участия в подаче заявки на президентский грант - прим. ред) и я побежала собирать все документы, огромное количество справок, полный пакет документов, рекомендациии т.д. В этом конкурсе есть соответствующие критерии и жюри оценивало проекты по этим критериям, выставляя конкурсантам баллы.

Мне больше всего польстило не то, что мы выиграли такую большую сумму денег, а то, что по количеству набранных баллов проект фестиваля "Пуск" находится на 76 месте из 970 проектов. Значит наш проект был оценен по достоинству, значит мы идем правильной дорогой.

Вообще президентский грант это большое количество отчетности, когда подаешь на конкурс подробное описание всех статей расходов. Например, порядка 160 тысяч рублей из этого гранта у нас уйдет как налог на заработные платы. Самая большая заработная плата у бухгалтера который несколько месяцев будет полностью отвечать за всю отчетность, плюс четыре менеджера с зарплатой 25 тысяч рублей, которые будут помогать мне реализовывать проект. Тысяч 600 уйдет на гонорары художникам, много денег на привозы, имиджка и другие моменты.

В заявке на грант не прописана заработная плата руководителя проекта и я это поддерживаю. Ты можешь заплатить людям, которые тебе помогают, но если это твой проект и ты им болеешь душой, значит делай свое дело, как ты делал раньше и все будет отлично.

Вообще, люди думают, если у нас размещены логотипы партнеров, значит они дают нам деньги. Например, ДВФУ размещен - потому что они очень хорошо помогают нам с площадкой, администрация города - потому что они помогают нам с сопровождением в СМИ. Люди думают, что все дают нам миллионы. Это не так.

Нас не поддерживают местные спонсоры, говорят, что это лажа, зато нас поддержали на федеральном уровне и это важно.

Понятно, что на эти деньги невозможно провести фестиваль на вау-мега-уровне, потому что такой уровень это Alfa Future People с многомиллионым долларовым бюджетом. Конечно, хочется привезти крутых экспертов, например, который бы рассказал про искуственных интеллект в сфере архитектуры, поработал бы с ребятами, чтобы они сформировали свои проекты. Но привоз этих людей недешев, плюс большинство из них просят гонорар.

В прошлом году мы потратили на фестиваль 360 тысяч рублей. Обычно я остаюсь в минусе. В этом году есть возможность полгода не искать спонсора, есть возможность не говорить участникам-ребятам, что "это дорого, ищите альтернативу, иди покупай веревку на китайском рынке"...

Вообще, получение этого гранта, это стимул сделать лучше, чем мы делали до этого. Хочется привезти крутых участников, крутых экспертов и вообще сделать отличное мероприятие достойного уровня.

- Озвучь еще раз сверхидею фестиваля. Ты его проводишь, чтобы что?

- Чтобы показать, что Владивосток – это лучший город земли, где происходят очень крутые события и живет талантливая молодежь. Я постоянно мониторю, что делают коллеги на Западе и мне отрадно, что те вещи, которые в Москве и Питере только набирают обороты, мы делаем уже четвертый год.

В идеале, конечно, я вижу нас как очень масштабное событие жизни Дальнего Востока, про которое знают и которое все хотят посетить. Наладить в этом направлении более плотное взаимодействие со странами АТР.

И чтобы приехали коллеги с Запада и сказали: «Ребята, да вы круты! Вас меньше, но делаете вы то, что надо».

Что касается меня, то дело не во мне. Мне интересно работать с нашими местными ребятами, помогать им развиваться, давать возможность для высказывания, но эта история совсем не про мою личную самореализацию.

 

Интересные материалы