Александр Брюханов: Мы – буревестник со связанными крыльями

Чем живёт краевая библиотека им. Горького в год своего 130-летия

За свою 130-летнюю историю главная библиотека Приморского края девять раз меняла название. Она была бесплатным кабинетом для чтения, центральной городской библиотекой им. Н.В. Гоголя, в 1935 году стала Владивостокской центральной городской библиотекой им. А.М. Горького. После этого началась чехарда с дополнительными наименованиями — краевая, научная, публичная…

На сегодняшний день государственное бюджетное учреждение культуры «Приморская краевая публичная библиотека им. А.М. Горького» входит в число крупнейших региональных библиотек России. С директором библиотеки Александром Брюхановым мы разговаривали в холле театра им. Горького: Александр Георгиевич пришёл на свой любимый спектакль «Иванов». Поговорили о работе, мечтах и будущем.

Про мечту

— У всех, кто работает в библиотеке им. Горького, есть мечта о новом здании. Ничего нового не скажу. Библиотека работает в условиях, в которых трудиться очень сложно. В такой ситуации развернуться так, чтобы она могла в полную меру отвечать тем вызовам времени, которые сформулированы сегодня перед библиотекой, очень непросто.

Библиотека работает на 1,9 тысячах квадратных метров. Это одна четвертая тех площадей, которые она должна занимать согласно имеющемуся у нас фонду. Есть нормативы, есть расчёты. Любое государственное учреждение должно в эти нормативы укладываться. Так вот, по тому фонду, который мы сегодня имеем, мы должны располагать площадью в 8 тысяч квадратных метров. А мы работаем практически на двух тысячах квадратов — в 4 раза меньше. Это разве значит, что мы должны работать в 4 раза хуже? Или в 4 раза менее интенсивно? Простая очень арифметика, простая логика. Поэтому естественно, что сегодня здание — это то, что библиотеке просто необходимо.

Причём это не должно быть что-то очень креативное, что-то очень суперсовременное, супермодерновое и так далее. Я никогда такой точки зрения не придерживался. Мы посмотрели три проекта. Они были в прежнее губернаторство приняты и рассмотрены, один из них уже был принят к реализации. Так вот, я всегда говорил о том, что нужно снизить цену строительства. Речь шла о больших деньгах, которых никогда не было в крае ни тогда, ни сегодня. Но в то время были намерения построить новое здание библиотеки.

Не надо библиотеке иметь керамогранит, какие-то суперсовременные отделочные материалы. Это должно быть очень рациональное, пригодное для работы, для мыслительного процесса здание.

Здесь могут быть простые, неоштукатуренные кирпичные стены, а не супернавороченные помещения с супернавороченной мебелью. Здесь должно быть то, что располагает человека к работе, к тому, чтобы проводить тут свободное время, к тому, чтобы прийти и принять участие в программах, которые мы сегодня предлагаем.

Как-то у меня был большой разговор с Виктором Васильевичем Горчаковым, мы всё перебирали: нашу текущую жизнь, то, что было прожито вместе на одном отрезке времени. Я говорю: «Понимаете, я и библиотека все эти годы работаем со связанными крыльями. Не с подрезанными, а со связанными. Позвольте их развязать, и мы в такой полёт отправимся, какой доступен буревестнику».

Мы — библиотека им. Максима Горького — библиотека, которая избрала своим символом этого самого летящего, расправившего свои прекрасные чёрные крылья, подобные молнии. Так хотелось, так в замысле было, чтобы мы парили. И мы сегодня, действительно, летим, но, к сожалению, летим со связанными крыльями. Да, мы уже научились так летать, но могли бы брать более значимые высоты. Мы могли бы лететь на зависть очень многим, и это была бы красивая траектория полета, гораздо более красивее.

Про развитие

Очень хотелось бы ответить на сформировавшийся интерес публики и открыть зал для краеведческой литературы. Вы знаете, какое количество читателей сегодня интересуется местной историей? Именно местной! Не историей как таковой, а историей своей территории. Мы понимаем, что там огромное количество невыявленного, неописанного, неразгаданного.

В основном интересующиеся — это молодые люди, которые собираются со всего края в тех библиотеках, которые мы называем муниципальными. Библиотеками, разбросанными по всему краю. Они ведут этот краеведческий поиск.

Мы начинали серию наших проектов и программ, посвящённых 130-летию библиотеки с большой межведомственной научно-практической конференции, в название которой была вынесено следующее: «Краеведение как источник и ресурс развития современного общества». Как источник и ресурс. Краеведение как то фундаментальное, что лежит в основе научного знания, культурных процессов, в основе любого знания. Это то, что убрали из школьной программы. Причём убрали совершенно непродуманно. Я считаю, что краеведение сегодня — это идеология нового времени, нашего времени.

Про региональную культуру

Посмотрите, ведь сегодня на Владивосток и Приморский край наступают федеральные учреждения. Вот открылся филиал Мариинского театра. Сейчас на очереди открытие филиалов Эрмитажа, Русского музея, училища им. Вагановой. И все это — филиальные учреждения. Мы импортируем ту культуру, которая создается в России, но в западной части страны, и привозится сюда.

Ради чего? Ради каких целей? У нас есть своя. Краю уже больше чем полтора века. И у него своя культура, которая формулировалась в течение вот этих десятилетий. У нас в этом году 85 лет драматическому театру, 130 лет библиотеке, у музеев, Приморской картинной галереи, у молодёжного театра свои даты. Они все на подступах к серьёзным юбилеям. Столько лет работают эти учреждения в крае и служат нашей культуре.

Я сомневаюсь, чтобы японский турист приезжал во Владивосток, чтобы познакомиться с тем, что будет представлено в филиале Эрмитажа.

У него есть возможность приехать в Санкт-Петербург и посмотреть всё с первого по последний этаж, пройдя и обойдя этот самый Эрмитаж. Я сомневаюсь, что мы когда-нибудь в филиале Эрмитажа увидим, например, «Мадонну Литту» Леонардо да Винчи. Мы никогда её не увидим, потому что у нас никогда не будет таких денег, которые нужно заплатить за страховку, чтобы привезти её сюда и обеспечить её доставку и пребывание здесь. У нас нет таких денег в казне.

Значит, что мы будем видеть? Мы будем видеть те произведения, которые хранятся в запасниках. Да, наверное, это качественная живопись, но она из запасников, значит, она уже второго или третьего уровня. Вы что нам хотите показать? Какие полотна, какой филиал хотите нам показать? Вы нам хотите показать работы, которые у вас по разным причинам находятся в вашем хранении. Да, это вопрос достаточно дискуссионный, но нужен ли мне такой филиал?

Может, помещение, которое с трудом выбили, отдать под зал приморской живописи? У нас должна быть постоянная экспозиция. Мы должны видеть работы своих великих. А они у нас есть. Это Михаил Таболкин, Иван Рыбачук, Кирилл Шебеко, Анатолий Васильевич Теличев и иже с ними. А если начинать отматывать эту историю, то надо назвать Видина, Безродного, Карла Петровича Каля, нашего замечательного импрессиониста, несколько работ кисти которого представлены в нашей галерее. Всё это богатство мы никогда не увидим, потому что его негде демонстрировать.

А ведь есть такое понятие — «Приморская школа живописи». Чувствуете, какое обязывающее понятие существует в нашем искусствоведении? А где это можно увидеть? В картинной галерее такой возможности нет. Сменные экспозиции — да. Редкие юбилейные выставки, посвященные  юбилеям этих художников — да. А постоянный зал? Он будет представлен работами филиала Эрмитажа или Русского музея.

Мне не нравится такая точка зрения. Я не могу согласиться с общей сформированной точкой зрения, что мы должны импортировать эту культуру из западной части России. Мы должны создавать свою культуру. Иначе, зачем нам Институт искусств, такой отряд сильный художников, который всегда был? Зачем нам драматическое искусство?

Вот сейчас идёт спектакль «Иванов». Я всегда смотрю этот спектакль. Это уникальное сценическое создание. Он идёт на сцене Приморского академического театра драмы 20 лет. И от спектакля к спектаклю Александр Славский играет всё лучше и лучше. Труднейшую роль мирового репертуара — Иванова. Вот вам пример того, что создается в Приморском крае. Это высокий уровень настоящего российского искусства. Это все есть. Надо думать об этом.

Нужно развивать культуру в Омске, в Новосибирске, в Иркутске, во Владивостоке. И вот эта культура в общем своем продукте и даст то, что будет называться российской культурой. Нельзя делить нашу с вами страну и культуру страны по территориальному, провинциальному признаку. Нельзя. Нужно подтягивать культуру к общему высокому уровню. А подтягивать можно, только вкладывая деньги и обращая на неё внимание.

Про фонды

Библиотека, например, вот уже несколько лет не комплектуется. Нет денег. Уже три года я не могу получить те книги, которые сегодня характеризуют наш с вами литературный процесс. Причём не только российский, но и общемировой. В этом году я приложил серьёзные усилия, чтобы «закомплектоваться» и получить деньги на комплектование периодики.

Наша библиотека по уставу и по нормативным документам является хранительницей фондов. Она не просто сегодня получила газету, а эта газета один год просуществовала, совершила читательский оборот и её можно списывать. Эта газета остается на все времена. Зайдите на сайт и кликните «Электронные оцифрованные ресурсы». Мы выставили подшивки газеты «Владивосток» за прошлый век. Мы выставили наши газеты «Епархиальные ведомости». Это всё — начало прошлого или конец позапрошлого веков. Это уникальные свидетельства когда-то протекавшей здесь жизни. Это всё хранится в библиотеке.

Это наша обязанность хранить всё. Оставить это потомкам, перевести в электронный формат не для того чтобы уничтожить оригинал, а для того чтобы сохранить всё, дать вам в более широкое пользование, сохранить то, что является памятником времени, нашей с вами развивающейся периодики в Приморском крае.

У библиотеки поэтому должны быть возможности всё это сохранить и сберечь. Я переживал разные времена, когда был неодинаковый уровень интереса к тому или иному виду искусства. А потом оно по-новому возвращалось к нам, и мы по-новому это всё оценивали, иначе перечитывали, анализировали, делали другие выводы. Это же естественный процесс и очень живой. Когда надо погрузиться в историю, куда вы нырнёте?

Интернет замечательный, но он, к сожалению, всё не охватит ещё долго, потому что созданы такие запасы информации, над которыми работать и работать. Поэтому у библиотеки есть функция хранительницы этой мудрости, всего того, что наработано нашим человеческим умом и знанием за эти годы.

Про проблемы

Я удивлен тому, что мы так долго живём, считаем себя цивилизацией, но мы не выработали к основным базисным ценностям какое-то определенное отношение, какое выработано во всем мире. Такого нет нигде. При Министерстве культуры есть ГИФТФ — главный вычислительный центр. Это хранилище всей информации. И вы увидите, что библиотечное обслуживание в Приморском крае находится на последнем месте.

Если вы посмотрите «финансирование газет, комплектование газет, Приморский край, главная библиотека» — ноль, ноль, ноль. Ну как? Трудно с этим жить. Трудно смириться с этим. Нигде библиотечное дело не поставлено на таком низком уровне, как в Приморском крае. Понимаю, что есть приоритеты. Но есть же основные базисные учреждения культуры, развивая которые, вы развиваете культуру в крае.

Вы не можете обойти библиотеку и сказать, что её заменит Интернет. Никогда такого не будет во всём мире.

Почему вы решили, что это должно быть в России? Во всём мире развивается Интернет и вместе с ним развивается библиотека. Она не сворачивает свою действительность, а развивается, принимает Интернет и работает с его технологиями, и никто не говорит: «Не нужна библиотека, потому что есть Интернет». Ни в Японии вы это не услышите, ни в Китае. Я уже не говорю про Запад и Америку. Библиотека нужна в качестве коммуникативной площадки.

Мы сегодня себя позиционируем как культурный, информационный, просветительский и образовательный центр. Четыре функции. Мы позиционируем себя как конгломерат. Поэтому мы по самым разным направлениям развиваем своё библиотечное дело, и если к нам приходят люди и с разнообразными запросами, то библиотека сегодня способна удовлетворить любой из них.

У библиотеки появился новый сайт. Сделал его молодой человек, начинавший у нас свой профессиональный путь. Он в своё время был студентом и выпускником физико-математического факультета института. Там компьютерное образование было одним из основных дисциплин. И получив это образование, проработав у нас два года, он остался верен библиотеке.

Он работает сейчас в очень крупной фирме в Москве. А нам он делает сайт бесплатно, благодаря нас за то, что мы были к нему внимательны, помогли ему в начале пути, поддержали его, как-то сориентировали в этой жизни. Он сейчас сидит в Москве и переделывает нам сайт. Это его творчество. Он говорит: «Я сделаю вам сайт, лучший в библиотечном сообществе». И пускай у него будут такие замечательные, немножко завиральные идеи. Но это же хорошо.

И вы видите, что сайт преображается. Мне некогда им заниматься, потому что сейчас идёт целая цепь мероприятий. Когда я вернусь к нему, мы его отстроим. Любая страница сайта будет на уровне того, что вы сейчас читаете в новостном разделе. Мы переделаем всё. Это будет хороший по содержанию сайт. Мы раскроем там наши читательские клубы. Мы раскроем наш каталог в электронном варианте. Мы придумаем новые подходы, чтобы они работали более эффективно. В этом нам будет помогать этот паренёк из Москвы. Всё можно сделать, если ты этим дорожишь, несешь ответственность за свое дело.

Про историю

Очень легко просто взять, повернуться и уйти. Я не библиотекарь по образованию. Я человек, знавший библиотеку как журналист, работавший с ней как журналист многие годы. У меня было художественное вещание Приморского радио. Потом в «Популярном времени», которое было образовано на базе этого вещания, освещались проблемы библиотечного обслуживания. Наша главная библиотека была тем самым учреждением, которое я часто навещал.

Я помню всех наших предшественников. Это наши замечательные директора библиотеки, начиная от Иларии Дмитриевны Филатовой, которую я застал. Я помню Аллу Геннадьевну Привалову, практически из рук которой я принимал уже потом библиотечное дело. Я помню уникальную фигуру на фоне нашего библиотечного дела, как Татьяну Зотиковну Матвееву из семейства Матвеевых, несущих эту традицию замечательную. Интеллигентная, чрезвычайно талантливая семья, из которой вышло огромное количество одарённых людей.

В том числе Новелла Матвеева, песни которой вы, наверное, знаете. Татьяна Зотиковна несла традицию Матвеевской семьи. Николай Петрович был первым редактором, основателем Общества народных чтений. Он какое-то время руководил нашей библиотекой, когда она носила имя Николая Васильевича Гоголя. И так далее. Зотик Николаевич Матвеев создал первый каталог краеведческих изданий о Приморском крае, о Южно-Уссурийском крае и о всей Дальневосточной области.

Это были подвижники. И они двигали библиотечное дело в сегодняшний день. В замечательном здании на Светланской, 119, тогда это была улица Ленинская, встречался весь Владивосток. Там была та единственная книга, которой больше нигде не было. В магазинах пусто, потому что литературный бум, в библиотеках вузовских, школьных или училищных тоже не очень богато. А туда приходил обязательно Экземпляр.

Выстраивалась огромная очередь, чтобы читать Евтушенко в читальном зале. Я уже не говорю про абонемент. На абонемент он даже не поступал, потому что просто-напросто не вернули бы. А в читальном зале что происходило?

Приходили такие фанаты, которые совершенно точно подгадывали формат книги, снимали титульную обложку, в которую была эта книга обернута, вставляли какую-то другую и уносили эту. Обложка вместе с книгой с другим содержанием возвращалась на абонемент, но Евгения Александровича там уже не было. Он был уже в какой-то домашней библиотеке.

Можно рассказывать об этих временах очень много. Но возвращаясь к сегодняшним проблемам, я говорю о том, что сегодня мы, действительно, буревестник со связанными крыльями. Развяжите нас, и мы полетим и увлечём вас всех за собой. Я уже знаю те основные точки, нервные точки, на которые надо нажимать, о которых надо помнить, выстраивая библиотечное дело. Я знаю, что привлекает сегодня в библиотеку, почему у нас такое огромное количество клубов, которые работают по разным интересам.

У нас есть клуб национальной жизни «Русский путь». Мы сегодня увлечены идеей возведения Спасо-Преображенского собора во Владивостоке. Митрополит благословил работу этого клуба, и мы все время собираемся для того, чтобы разговаривать о вере, о путях нашей веры, о том, что мы с вами строим храм. А будет ли он заполнен, почему человек не идет сегодня в церковь; что происходит вообще с русским православием; готово ли сегодня православие принять человека, быть ему опорой? Посмотрите, владыка это понимает и благословляет нас на эти разговоры. Из этих разговоров мы потом извлекаем то, что потом называется истинным словом.

А тут же рядом работает исторический лекторий «Владивосток и его Гиляровские». Каждый из краеведов приходит со своей темой, и из них составляется программа этого клуба. А рядом работает клуб эксклюзивного кино «Зеркало». И мы смотрим те фильмы, которые когда-то представляли уровень мирового кино. Это ретроспектива Лукино Висконти и Федерико  Феллини, Андрея Тарковского и Юлия Райзмана, Сергея Герасимова и Сергея Юткевича. Мы сейчас запускаем ретроспективу, в которую войдут три фильма о Ленине. «Революция» — в год столетия октября. Надо посмотреть на это из сегодняшнего дня.

А у нас есть еще «Игра в бисер». Что такое бисер? Бисер — это малая литературная форма: Бунин, Чехов, Хемингуэй, Мопассан. Их произведения блестят, как бисер . Ребята из школ приходят целыми командами. Приходят первокурсники-филологи из ДВФУ.  А в центре Иван Бунин, «Солнечный удар», «Пышка» Мопассана и т.д. Третий год продолжается эта игра.

Мы, к сожалению, не можем её делать чаще, потому что ребята так загружены в школе, что вырвать их в библиотеку становится большой проблемой. Но мы сыграли уже 20 игр за эти 2,5 года существования. Это много. Сейчас мы будем подводить итоги. Я предлагаю им прочесть Анри Барбюса «Нежность» и Ярослава Ивашкевича «Аир» новеллу. Это всё о любви. Они очень любят говорить о любви. У них такая субъективная точка зрения на это всё. Ну, почему бы и нет, давайте разговаривать о любви.

У нас был смешной спор, когда мы обсуждали «Бэлу» Лермонтовскую. И они говорили: «Какой Печорин эгоист, какой себялюбивый человек. Он загубил жизнь Бэлы, а до этого загубил жизнь княжны Мери». А я им говорю: «А вы хотели бы встречаться с таким человеком?» Девочки закричали: «Да!» Это вся непосредственность подростковая, но это же тоже выявляет что-то. Но это уже из области юмора.

Про обязанности

Я связан с этой библиотекой уже 12 лет. В 2007 году Путин произнёс замечательную речь перед нашими сенаторами. Это было ежегодное послание Федеральному собранию, где он высказал вот такую концептуальную идею: «Мы должны возродить в Российской Федерации библиотечную сеть, используя всё то лучшее, что нам осталось от прежнего времени, от советской модели библиотечной работы в стране». Он произнёс эти слова, но, очевидно, забыл про них.

Понятно, что по идее эта фраза должна стать программой тех, кто ведёт это на местах. Это должно стать программой для нашего управления культуры. Он упомянул в своей речи только два направления культуры: библиотечное дело и возрождение народных промыслов. Надо было возрождать и то, и это.

У нас есть экземпляр книги «Разгром» Александра Александровича Фадеева, который нам достался через Серёжу Черкасова, а ему книга досталась от корабля «Красный вымпел» из библиотеки. И там стоит штамп: «Библиотека корабля «Красный вымпел». А издание 1927 года. Там, где ещё совсем другая редакция. Можно читать и видеть, как молодой Сан Саныч правил текст немножко, идеологически его подправлял. Это правка неплохая. Ему 24 года было, когда он написал «Разгром».

А потом когда ему стало 28 или 29, он понял, что надо поправить, но не с идеологической точки зрения. Например, такая фраза: «Левинсон перестал плакать, оглянулся на 19, которых он вывел из разгрома, и понял, что нужно было жить и выполнять свои обязанности». Так заканчивается роман. А первая редакция у Сан Саныча заканчивалась так: «Левинсон перестал плакать, оглядел людей и понял, что нужно как-то жить и выполнять свои обязанности». И Фадеев снимает это «как-то жить». Он уже к 30-и годам, став зрелым человеком, понимал, что нужно жить и исполнять свои обязанности. Я всем говорю: «Надо жить и выполнять свои обязанности». И это правильно.

Про будущее

Жизнь в библиотеке интересная. Трудная, неспокойная. Я привык решать на своей прежней работе только творческие задачи. Всё остальные за меня решали мои начальники, хозяйственная часть и государство. А сейчас мне приходится решать. Мы не финансируемся совершенно, оплачиваются только коммунальные услуги и финансируется наше государственное задание. Это зарплата сотрудникам, которые выполняют государственное задание по библиотечному, библиографическому и иному обслуживанию наших читателей. Всё, больше ни на что денег нет. И крутись, как хочешь.

Это заставляет нас искать. Послезавтра ко мне придет в библиотеку Костя Богданенко. Он замечательный подарок нам сделал — обновил мультимедийное оборудование. Он купил нам замечательный комплект акустической системы. У нас теперь есть круговой микрофон, два замечательных радиомикрофона, великолепный пульт и две шикарных колонки. Не скажу, что мы с ним водили большую дружбу, но как-то познакомились, он понял, что, наверное, надо как-то помочь библиотеке, потому что она делает хорошую работу. И он это сделал. Мы не побираемся.

Буревестник — птица гордая. Мы не побираемся, но принимаем помощь.

Библиотеке столько лет, она истратила себя. Ведь сколько образованных людей прошло через библиотеку, вы даже не представляете. Весь управленческий состав советских лет, начала перестроечных лет — это бывшие студенты наших перестроечных вузов и читатели библиотечных фондов.

Кого я только не встречал в этих залах, когда сам был студентом, когда работал в журналистике. И сейчас знаю эти разговоры: «Библиотека – это наш родной зал». Библиотека поделилась с ними всем, чем могла поделиться. И сегодня наступает период, когда люди, которые вошли во власть, обладают своими делами, своим бизнесом. Они должны вспомнить, что это их учительница, которой уже 130 лет. Она отдала всё, чтобы вам, ребята, помочь крылья расправить.  

Может, сейчас наступил период, чтобы вы вспомнили об этом? Библиотеке сложно сегодня. Может, она бы, действительно, с благодарностью бы приняла от вас эту помощь? Потому что это не просто благодарность человека со стороны. Это благодарность того, что ей благодарен за конкретное дело. За то, что она его образовала, за то, что она поделилась с ним этой единственной книжкой, за то, что она создала ему условия, чтобы он прочел, усвоил, сдал экзамен на «отлично» и пошёл потом руководить краем.

Интересные материалы