Станислав Ташкинов: бары нужны, чтобы люди могли знакомиться друг с другом

Хозяин "Контрабанды" - о своем баре, который скоро закроется навсегда

Владелец «Контрабанды» Станислав Ташкинов -  о том, как бары помогают бороться с главной бедой современности - бородатыми татуированными детьми.

Про «Контрабанду»

Когда мне было примерно 18 лет, я думал - хорошо бы иметь такое место, где можно было бы всех друзей собирать, - и так оно примерно и получилось. Когда начал коллекционировать виниловые пластинки, то представлял, что буду их с друзьями слушать. Ну, с друзьями у меня ни разу этого толком не получилось, а с другими людьми получается. И вот  формат «концерт+дискотека» в «Контрабанде» не пошел, а формат «концерт+пластинки» - вполне. Так что можно сказать, что я планомерно иду к какой-то цели. У нас здесь место хорошее: мне самому нравится, людям, которые приходят, нравится. За вечер обязательно несколько человек скажут: здорово, что вы появились в городе. И ладно бы так говорили друзья или знакомые. Недавно во Владивосток приезжала съемочная группа из Франции – снимали фильм про Россию, и сказали, что у нас – лучшее место в стране из тех, что они посетили. Или женщина из Лондона побывала у нас в гостях, удивилась: у вас такое есть, а в Москве – нет. К нам до нее приходили всякие воротилы бизнеса, начинали советы давать: здесь поменять, тут покрасить, этого уволить. А эта девушка сказала, что и мятые меню в пятнах – нормально. Сейчас бар выглядит так, каким я себе бар и представляю: условный дизайн, которого нет - просто старинное помещение и барная стойка. Почти весь сюр, типа винограда с шурупами или «коллекции причинителей боли» – от нашего художника Лени Мелкого. Рисованные афиши — тоже его рук дело. Когда открылась терраса, у нас украли много посуды. То есть посетители ушли домой со стаканами.  Думаю, это не чистое воровство, а такой кураж. У людей мало в жизни «поступков», поэтому тихо уйти из бара со стаканом – это «геройство». P1020006

Про молодежь

Когда молодежь приходит, я иногда выхожу в режим радио. Я еще в магазине пластинок закатывал лекции на полчаса. Пацанам-рокерам говорю: ребята, играйте сейчас, не откладывайте на потом. Потому что когда пятидесятилетние приходят покупать гитары со словами «собираемся с пацанами поиграть»,  жалко этих седых пацанов. Люди боятся людей, люди боятся отношений. Я никогда в жизни ничего не боялся, поэтому себе восемнадцатилетнему мне и пожелать нечего.

Про страхи

Уже много лет я не зарабатываю деньги на будущее, а отрабатываю какие-то старые долги. И я этого не боюсь, потому что вижу, что сейчас так многие живут. Но хотелось бы поменять ситуацию, для того и затеял все эти проекты. Бывает, что странные вещи происходят, типа «черного посетителя» - тогда не по себе делается. Когда клуб только открылся, я вечерами часто оставался один – сидишь, считаешь бухгалтерию, пластинки перебираешь. Входная дверь открывается тихо и когда темно, не видно, кто зашел, поэтому человек может внезапно появится уже перед самой барной стойкой. И уже два раза так было. В полночь слышу - стукнула дверь, но никто появляется. Минуты через три подхожу к сцене, а там какой-то темный человек сидит, молчит и смотрит. Напугал. Это был просто нетрезвый посетитель. А в другой раз мы с Леней вечером на гитарах шумели, вдруг смотрим, за одним из столиков человек сидит, причем такое ощущение сразу, что он не отсюда. В темноте, молчит и смотрит. Оказалось, что один из строителей-корейцев хостела пришел получать зарплату, но постеснялся подойти, поэтому сидел в темноте одинокой фигурой. Сейчас мы напротив входа повесили лампочку, чтобы видно было, кто зашел. Если ночью из мрака материализуется некто, становится жутко. P1020060

Про перфекционизм и ответственность

У меня в этом смысле паранойя – я ухожу последним, обхожу террасу, клуб – вдруг кто-то под столиком остался, и когда убеждаюсь, что все в порядке, сам запираю дверь. Так я живу последние полгода, и за это время было только два выходных. Я понимаю, что это неправильно, но пока не представляю, как это изменить. Много раз слышал истории о том, что когда отдаешь бизнес на откуп другим людям, все приходит в упадок. Перфекционизм у меня наверное врожденный, ну и прежняя работа в налоговой сказывается. Люди все разные. У меня, например, все время цифры в голове считаются, я, в этом смысле, прагматик. P1020053 Самые большие разочарования были связаны, наверное, с бизнесом. Допустим, работаешь с человеком, а он не то, чтобы мошенником оказался, просто не справился с внешними условиями. Из той серии, когда проще бросить партнера одного разбираться с проблемами, чем встать спиной к спине и бороться. Хотя звоночки, что человек ненадежен, были и до того, так что сам виноват, что не обратил внимание, напрасно доверился. Однажды я подрядился поставить сцену и аппаратуру для небольшого концерта. И накануне, в три часа ночи, выясняется, что аппаратуры не будет. Потому что человек, с которым была договоренность, в какой-то момент просто пропал с радаров, а привезти оборудование можно было только ночью – днем в связи с праздником дороги перекроют. Хорошо, что другой человек, к которому я обратился, сразу понял масштаб проблемы, мы поехали к нему в гараж, полночи возили-грузили колонки, утром все выставили, концерт состоялся.  Для себя я поведение тех людей, которые подводят, могу объяснить, но себе такого позволить не могу. «Я не смог» - ну, что за отмазка такая? P1020063 Я теперь взрослый дядя и могу воспитывать молодежь. Мальчик обратился: дайте поработать, деньги нужны. Хорошо, - говорю, - приходи снег убирать. В назначенный день он не пришел, поэтому убирал я сам. А потом он снова появляется: есть еще чего? Я говорю: «Вот ты помнишь тот разговор? Так больше и не приходи ко мне». Сам-то я понимаю, что ему всего 18 лет. Но надо начинать взрослеть потихоньку. Я сам когда-то не вернул тиски соседу, но пришел за пассатижами. Меня примерно так же мягко поучили жизни.

Про бары

Бары нужны людям, чтобы они знакомились друг с другом. К нам, в основном, ходят люди, у которых уже есть деньги, но еще нет семьи. Мы рассчитывали вообще на категорию постарше, но у людей постарше есть семья, работа и ответственность, и нет времени ходить в бар по три раза в неделю. Но ценник мы установили средний, чтобы совсем уж зеленая молодежь не ходила – от них больше грязной посуды, чем денег. Проблему современности я вижу в том, что одним словом описали поляки, которые у нас в хостеле жили, - хипстеры. То есть сегодня реально во Владивостоке вместо мужчин одни бородатые татуированные дети с электронными сигаретами. А это зло. Зло в том смысле, что от этого мужского инфантилизма страдают женщины. Они не могут в этой мутной воде найти себе достойную пару. Мужчинки у нас все поизмельчали: у них нет никакой стратегии в жизни, они могут на полном серьезе обсуждать какие-то танчики, какие-то компьютерные баттлы. У нас впереди планеты всей в этом смысле, конечно, Япония, где мужчины до 40 лет чувствуют себя подростками, их силком приходится затаскивать в семьи. Видимо, по этому пути движутся все страны, где правит интернет. И вот такие алкогольные притоны, как наш, и являются такими буферами, сдерживающими стремление всего человечества вернуться в детский сад. И если я спаиваю молодежь, то от слова «паять». Человек взрослеет, когда появляется чувство ответственности. Нам всем жить мешает холодильник. Мысль, что у нас есть еда на завтра, позволяет нам спокойно пойти лечь спать, не поставив капкан на добычу, типа: а, завтра разберусь. И жить на этом подкожном жире в виде родительских денег или отложенных заначек мы можем достаточно долго. Мы пережили кризисы 92-го года, 98-го, деноминации, нас ничем не испугаешь. Мне нужна, например, уборщица, а она приходит и говорит: что-то много работы, нужно больше денег в час. Я начинаю умножать, получается при ее условиях зарплата в месяц порядка 150 тысяч. Ну не может уборщица столько получать, даже за мытье грязного пола и заблеванных унитазов. Или грузчики говорят: нет, камни таскать не будем – слишком тяжело. Но вы же грузчики? Ладно, считайте нам по тоннам. Нет, даже по тоннам не хотим, мало – и пошли. Общий расслабон какой-то. Я живу в центре и вижу, что по городу ходят только фотографы и гитаристы. Но обвинять этих людей не стоит, их лучше правильно использовать.

Про общение

Пару лет назад я перенес операцию на горле и четыре месяца молчал, только записки писал. Это сильно помогает – мозг встает на место. Начинаешь понимать, что необязательно вставлять свои пять копеек в общий разговор. Мы все общаемся по тэгам, почти не слушая друг друга, разговор от одного к другому движется, и если ты не успел вовремя вклиниться со своей «важной новостью», то не успел. Когда собеседники замолчали уже на пятнадцатом витке, ты, наконец, сообщаешь про свое. А друзья давно забыли, о чем шла речь, удивленно на тебя смотрят. И ты понимаешь, что не сказал ты про свое пальто, и жизнь не остановилась, и понимание мира не поменялось. А езда по кругу продолжается: каждый говорит про свое и зачем собирались вместе – непонятно. Спиртное, конечно, в таких ситуациях сплачивает. Но если ты ни пить, ни говорить не можешь или не хочешь – для компании ты пропал. С другой стороны, меньше говоришь – больше слушаешь. Психологи говорят: слушайте людей. Вот я и слушал больше года, наверное. Со временем начинаешь обрастать шкурой, как носорог. Я видел в зоопарке Пекина – есть обычные носороги, гладкие, а есть со странной и страшной шкурой – как в щитках. И даже слон рядом с такой машиной смерти кажется мягким и игрушечным. Вот и человек с течением времени покрывается такой шкурой. P1020027

Про себя

Мне мешает жить жалость к людям. Смотрю, что строители плохо работают, думаю: может, устали, может, завтра лучше поработают? А завтра слышу от соседей: а что за рабочие там - целый день сидят в телефоне и курят? Судишь же о человеке по себе. Веришь, что если договорились, то сделает. А он ничего не делает, но деньги просит, да еще думает про себя, какой молодец, как ловко провел. Пока мне везет с людьми: нужен человек, я смотрю вокруг , и он находится - по объявлениям мы никого не ищем. У нас после вечеринки в баре обнаружились ключи с брелоком в виде рыбы – примерно как логотип «Контрабанды». Мы их повесили на видное место. Приходит парень: о, это мои ключи. Вот так у нас и появился первый профессиональный бармен. Потому что я - ненастоящий бармен. Когда нет Дамира, а посетители приходят, я честно говорю, что сложный коктейль я не смешаю. План развития бара – он очевидный. Единственную неочевидную вещь мне умные люди сказали – под стойкой бара крючки прибить, чтобы посетители могли рюкзаки вешать. Мне вообще неплохо живется. Тяжело иногда, но лучше, чем могло бы быть. У нас в клубе ворона жила без одного крыла и двух ног. Вот ей тяжело было, а мне – нормально. В детстве я хотел стать космонавтом. текст: Юлия Чернявина фото: Денис Коробов

Интересные материалы